проекты союзного государства
Меню

    Экспертный комментарий

    09:35, 23 июня

    Что ждет Афганистан и Центральную Азию после 2015 года?

    • 9 июня в МГИМО прошел ситуационный анализ «Сценарии и перспективы эволюции ситуации в Афганистане и постсоветской Центральной Азии после 2015 года»

    9 июня в МГИМО прошел ситуационный анализ «Сценарии и перспективы эволюции ситуации в Афганистане и постсоветской Центральной Азии после 2015 года», который был организован в рамках сотрудничества Института международных исследований МГИМО и Аналитической ассоциации ОДКБ и был посвящен анализу сценариев развития ситуации в Афганистане и Центральной Азии. Участниками ситуационного анализа стали ведущие российские востоковеды, представители структур Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) и МИД России, сотрудники Российского института стратегических исследований (РИСИ), журналисты-международники. В мероприятии впервые приняли участие полномочные представители стран-участниц ОДКБ (России, Армении и Киргизии), а также Посольства Исламской Республики Иран и афганской диаспоры.

    Это уже второй подобный ситуационный анализ, посвященный афганской проблематике. Первый состоялся два года назад – в июне 2013 года и был посвящен в основном рассмотрению вопросов безопасности и стабильности в регионе после вывода войск Международных сил содействия безопасности из Афганистана, который должен быть осуществлен в 2014 г.

    За прошедшие два года с момента проведения прошлого ситуационного анализа военно-политическая обстановка в регионе и в мире в целом существенно изменилась.

    1. Завершился мандат Международных сил содействия безопасности (МССБ) в Афганистане и начался процесс вывода войск международной коалиции. Из 130 тысяч военнослужащих международной коалиции на территории Афганистана остались 10 тысяч американских и 2 тысячи военных НАТО.

    2. В Афганистане усилились межклановые противоречия, обострившие соперничество между пуштунами и таджиками, чуть не приведшие к глубокому политическому кризису после президентских выборов 2014 года. Несмотря на то, что этот кризис удалось разрешить при содействии США, по сей день в правительстве Афганистана сохраняется напряженность между сторонниками президента пуштуна Ашрафа Гани Ахмадзая и группой вокруг представителя таджиков премьер-министра Абдуллы Абдуллы.

    3. Значительно ухудшились отношения между Россией и Западом в связи с украинским кризисом, что очень негативно сказывается на перспективах международного сотрудничества в борьбе с новыми угрозами безопасности в Афганистане и Центральной Азии. Также резко обострилась ситуация на Ближнем Востоке, которая имеет самое непосредственно влияние на происходящие процессы в Афганистане и Центральной Азии, что связано, прежде всего, с экспансионистскими амбициями «Исламского государства».

    4. Существенная активизация «Исламского государства» в Афганистане и государствах Центральной Азии за последний год превращается в один из важнейших факторов дальнейшей деградации ситуации в регионе.

    Для обсуждения в ходе ситуационного анализа были предложены три сценария возможного развития ситуации:

    1. «Постепенное ухудшение ситуации». Согласно данному сценарию, международное соперничество в рамках новой «Большой игры» в регионе нейтрализует попытки организовать эффективную помощь государствам Центральной Азии. Причем на старые геополитические противоречия по линии США-Россия накладываются новые по линии США-Китай. Активность международных криминальных структур будет постепенно увеличиваться, но за пределы контроля не выйдет.

    2. «Интенсификация «новой Большой игры» и стремительная деградация ситуации». Согласно ему, соперничество между Западом и Россией, в частности в рамках украинского кризиса, провоцирует дополнительную дестабилизацию в Центральной Азии, в то же время возрастает наркотрафик, террористическая и экстремистская активность в регионе.

    3. «Центральноазиатский взрыв». Этот сценарий предусматривает образование в результате негативного воздействия из Афганистана и деятельности «Исламского государства» серии «несостоявшихся государств», не контролирующих собственную территорию, а также рост числа наркогосударств. Этот наихудший сценарий предполагает катастрофическое развитие событий и резкий рост миграционных потоков из Афганистана в Центральную Азию и из Центральной Азии в Россию.

    Этот список сценариев идентичен тем, которые рассматривались во время прошлого ситуационного анализа в 2013 году. Однако в этот раз в списке сценариев отсутствовал сценарий «Успешное международное сотрудничество». В соответствии с ним два года назад предполагалось, что ключевые великие державы (прежде всего, Россия, КНР и Индия) будут успешно взаимодействовать в борьбе с новыми угрозами безопасности. США и союзные им государства НАТО будут поддерживать с ними диалог, перебросив, в соответствии с «доктриной Обамы» свои основные ресурсы и интересы в Азиатско-тихоокеанский регион. Также в соответствии с этим сценарным вариантом предполагалось ускорение модернизации на постсоветском пространстве и эффективное протекание интеграционных процессов, а также более эффективная работа госструктур в Центральной Азии. Данный сценарий рассматривался как наиболее оптимальный. Однако в нынешних условиях надежды на его реализацию не оправдались.

    Противоречия между великими державами с каждым днем обостряются все больше и больше, и это имеет самое непосредственное влияние на динамику процессов в регионе. Здесь нужно говорить не только о противоречиях между Россией и США, но также о сложном клубке противоречий между Индией и Пакистаном, Индией и Китаем, Пакистаном и Ираном, США и Китаем и даже Китаем и Россией, несмотря на активно продвигаемую в СМИ идею о формировании российско-китайского альянса.

    По итогам состоявшегося обсуждения эксперты сошлись во мнении, что в новых условиях ОДКБ становится основным механизмом укрепления государственных структур в Центральной Азии, их поддержки в охране границ, борьбе с наркотиками и религиозным экстремизмом.

    Нужно сказать, что в последнее время ОДКБ уделяет активное внимание центральноазиатскому операционному направлению в связи с актуализировавшимися угрозами, которые были обозначены, в том числе, и во время ситуационного анализа.

    Так, с 12 по 19 мая на территории Таджикистана прошла внезапная проверка боеготовности Коллективных сил оперативного реагирования ОДКБ. Необходимость их проведения была связана с обострением ситуации на таджикско-афганской границе. 20 мая в Душанбе состоялось заседание Комитета секретарей советов безопасности ОДКБ, во время которой обсуждалась ситуация в Афганистане и ее влияние на безопасность стран-участниц. Были выработаны меры по противодействию вербовке и выезду граждан государств ОДКБ для участия в вооруженных конфликтах на стороне международных террористических организаций и обсуждались вопросы коллективного реагирования на чрезвычайные ситуации.

    Страны ОДКБ выражают обеспокоенность ситуацией в северном Афганистане. Эффективные операции пакистанской армии привели к «выдавливанию» террористов из Пакистана в северные афганские провинции (главным образом Кундуз, Бадгиз и Бадахшан). Хотя прямое вторжение боевиков в страны Центральной Азии пока что рассматривается как маловероятный сценарий, в регионе уже ощущаются определенные последствия нестабильной ситуации в Афганистане: увеличение числа боестолкновений с террористическими вооруженными формирования на афгано-таджикской границе, усиление потока беженцев и наркотрафика, радикализация местного населения, активизация эмиссаров террористических организаций, включая «Исламское государство».

    Именно поэтому министр обороны России Сергей Шойгу недавно заявил, что российские вооруженные силы должны быть готовы к негативному развитию ситуации в Афганистане. Однако Россия, как и другие страны ОДКБ вряд ли будет способна эффективно противостоять угрозам в этом регионе, не вовлекаясь в глубокое международное сотрудничество, в том числе и с США, которые сегодня, несмотря на вывод большей части своего контингента, по-прежнему являются одним из факторов обеспечения безопасности в Афганистане.

    автор: Арсений Сивицкий, директор Центра стратегических и внешнеполитических исследований
    последние новости
    Другие новости «Экспертный комментарий»