проекты союзного государства
Меню

    Экспертный комментарий

    09:28, 09 июня

    Газовый контракт века, или неудачный разворот России к Китаю?

    На фоне обострения отношений с западными государствами из-за украинского кризиса Россия пытается выстроить стратегическое партнерство с Китаем, чтобы обезопасить себя от возможного ужесточения санкционной политики со стороны Запада. Однако широко анонсированный российским политическим истеблишментом и аналитическим сообществом геополитический разворот России к Азии натолкнулся на ряд сложностей, которые выявились в ходе подписания российско-китайского газового контракта. По сути, Китай воспользовался тем сложным положением, в котором оказалась Россия из-за украинского кризиса в связи с ухудшением отношений с западными странами, чтобы навязать ей свои дополнительные условия газового соглашения. Эта газовая сделка действительно имеет стратегическое значение для двух стран, однако говорить о зарождение стратегического союза Китая и России как противовеса Западу, говорить не приходиться. Китай как всегда решает, прежде всего, свои стратегические задачи, а в случае газового контракта – еще и за счет России.

    Примечательно, что за неделею до заключения российско-китайского газового контракта с официальным визитом в Китай прибыл президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов (11-13 мая), во время которого сторонами была принята Декларация о развитии и углублении отношений стратегического партнерства между Туркменистаном и Китайской Народной Республикой и Заявление о принятии Плана развития отношений стратегического партнерства между Туркменистаном и Китайской Народной Республикой на 2014-2018 годы.

    В ходе переговоров также был подписан крупный пакет двусторонних документов, нацеленных на активизацию эффективного туркмено-китайского взаимодействия по широкому спектру направлений политического, торгово-экономического и научно-технического сотрудничества, включая Соглашение между правительством Туркменистана и правительством Китая об углублении стабильного сотрудничества в сфере природного газа и Соглашение между правительствами Туркменистана и КНР о безопасной и стабильной эксплуатации газопровода «Туркменистан-Китай». Были также подтверждены ранее достигнутые договоренности, в соответствие с которыми экспорт туркменского газа в Китай предполагается увеличить с 25 млрд кубометров в текущем году до 65 млрд к 2020 году, что превышает объем поставок российского газа в Китай в два раза.

    Уже буквально через неделю практически с аналогичным пакетом соглашений в Поднебесную отправился российский президент Владимир Путин. И хотя этот визит был анонсирован как стратегический разворот России от Запада в сторону Китая, туркменский фактор серьезно девальвировал геополитическое значение этого визита до уровня обычной конкуренции между двумя поставщиками газа. В свою очередь, Пекин не преминул возможностью воспользоваться успешными газовыми переговорами с Ашхабадом в качестве еще одного рычага давления на «Газпром».

    Итак, 21 мая 2014 года во время визита Владимира Путина в Китай между «Газпромом» и China National Petroleum Corp. (CNPC) все-таки было подписано соглашение о поставках российского природного газа. Общая сумма сделки превышает 400 миллиардов долларов, срок действия договора – 30 лет. С 2018 года объём ежегодных поставок будет составлять 38 млрд кубометров; этот объём в будущем может быть увеличен до 60 млрд кубометров.

    Однако интрига сохранялась до последнего момента: за несколько часов до подписания пресс-секретарь дочерней компании CNPC PetroChina Мао Цзэфэн заявил, что Китай не будет подписывать контракт из-за расхождений по цене. И только после того, как Владимир Путин лично в ходе своего визита подключился к переговорному процессу, был найден компромисс. Китайские власти отлично понимали, что Владимиру Путину после ухудшения отношений на западном направлении важно продемонстрировать российским гражданам и международному сообществу, что отношения с Западом для него не так важны, как принято считать. И Китай позволил сделать это, однако заставив Россию заплатить серьезную цену.

    Несмотря на то, что цена газа по договору является коммерческой тайной, в китайских СМИ есть две распространённые точки зрения на цену газа. Согласно одной точке зрения, путём простого подсчёта получается 350 долларов за тысячу кубометров. Согласно другой точке зрения, цена составляет 380 долларов; сторонники этой версии указывают на срок и масштаб договора, а также на множество возможных дополнительных условий (привязка к цене на нефть или к цене на сжиженный газ, возможность кредитования и досрочных платежей и т.д.). Вышеупомянутые цены хотя и ниже тех, по которым Россия поставляет газ в Европу (около 400 долларов), но выше тех, по которым Китай закупает газ в странах Центральной Азии (около 320 долларов). Однако благодаря низким затратам на транспортировку (отсутствие транзита) и близости целевых рынков (Северо-восток КНР), цена на российский газ на внутреннем китайском рынке будет умеренной. Тем не менее, приток недешёвого российского газа может привести к повышению внутренних цен на газ, так как потребление природного газа в Китае субсидируется правительством.

    Таким образом, России не удалось добиться от Китая цены в 400 долларов за тыс. кубометров. Торги шли между 350 долларами, на чем настаивали китайцы, и 400 долларами – суммой, которая бы позволила российской компании сделать проект рентабельным и экономически целесообразным. Более того, Китай обязал российские власти создать необходимую инфраструктуру для освоения Ковыктинского и Чаядинского газовых месторождений и транспортировки газа в Китай. В обустройство месторождений и строительство газопровода «Газпром» вложит 55 млрд долларов. К тому же, судя по всему, китайцы также добились исключения из контракта принципа pay or take (бери или плати), который включен во все европейские контракты «Газпрома» и подразумевает гарантии на выкуп всего предусмотренного соглашением объема газа. Планам некоторых российских политиков и экспертов по обвалу доллара посредством перехода на российский рубль для расчетов за газ также не суждено было сбыться: Китай будет осуществлять оплату в долларах.

    Переговоры о долгосрочных газовых поставках шли более 10 лет, однако главным толчком для подписания договора стал украинский кризис, в результате которого Россия оказалась под давлением Европейского Союза и США. Важным фактором для снижения цены на газ стало обнаружение больших запасов газа в китайской провинции Сычуань, а также возможные масштабные поставки сжиженного газа из Северной Америки.

    Подписание такого масштабного соглашения – крупный успех для Поднебесной, даже если цена составила 380 долларов за тысячу кубометров. Подписанный с Россией договор позволит Китаю удовлетворить возрастающую потребность в энергии, улучшить экологическую ситуацию (главным источником энергии в КНР по-прежнему является уголь), стимулировать диверсификацию импорта энергоресурсов и т.д. Целевым рынком для российского газа станут Северо-восток Китая и территории, прилегающие к Пекину и Тяньцзиню – приток российского газа должен дать толчок к развитию этого региона.

    В 2013 году потребление природного газа в Китае составило 168 миллиардов кубометров; таким образом, Китай стал 3-ей страной мира по потреблению природного газа. Согласно последним данным Государственного комитета по реформе и развитию КНР, ежегодное потребление природного газа в Китае к 2020 году достигнет 400 миллиардов кубометров, а к 2030 году это число увеличится до 500-600 миллиардов кубометров. Поэтому, учитывая масштабы китайского потребления природного газа, объёмы поставок из России по соглашению 21 мая (38 миллиардов кубометров в год) не станут решающими для китайской экономики. В будущем Китай может увеличить количество поставляемого из России газа до 60 млрд кубометров в год в том случае, если надежды, возлагаемые на добычу сланцевого газа внутри страны, не оправдаются.

    «Западный» трубопровод «Алтай», в отличие от «восточного» трубопровода «Сила Сибири», представляет мало интереса, так как находится на большом расстоянии от рынков потребления. Следовательно, если Китай захочет в будущем увеличить объёмы природного газа, поставляемого из России, он будет расширять «восточный» газопровод, ведущий в провинцию Хэйлунцзян.

    Таким образом, российско-китайское соглашение 21 мая 2014 года не является шагом к «союзу России и Китая», но является прямым следствием политики правительства КНР по укреплению энергетической безопасности Поднебесной: «все яйца не нужно хранить в одной корзине». Помимо России, важными поставщиками природного газа для Китая являются Туркменистан, Катар, Австралия, Малайзия, Индонезия и т.д. Россия остаётся одним из партнёров Китая в энергетической сфере и благодаря договору укрепила свою нишу в китайском энергопотреблении.

    Видимо для того, чтобы усилить впечатление от формирующегося стратегического российско-китайского альянса Владимир Путин вместе с Си Цзиньпинем приняли участие в церемонии открытия совместных военных учений в Восточно-Китайском море «Морское сотрудничество 2014», что, по идее, должно было продемонстрировать военно-политическое сближение государств. И хотя многие внешние наблюдатели расценили эти учения как совместную реакцию на усиление военного присутствия США в Азиатско-Тихоокеанском регионе, не стоит преувеличивать их значение – скорее всего это была всего лишь демонстрация силы перед Филиппинами и Вьетнамом, с которыми Китай имеет территориальные споры и с которыми в последнее время у Пекина складываются напряженные отношения.

    В стратегической перспективе Россия и Китай – это соперники за жизненное пространство и природные ресурсы Сибири и Дальнего Востока. И в то время, пока Россия играет на обострение отношений с Западом, Китай весьма успешно пользуется этим, решая стратегические задачи собственного развития за счет своего российского соседа. Так, совсем недавно заместитель председателя КНР Ли Юаньчао предложил создать единую экономическую зону, включающую российский Дальний Восток и север Китая. Для реализации этой цели Пекин готов инвестировать не только финансовые средства, но и человеческий капитал, заселив это пространство китайскими рабочими.

    История с газовой сделкой свидетельствует лишь об одном: в современном мире геополитический пиар всегда обходится дороже, нежели стратегически выверенная внешняя политика.

    автор: Арсений Сивицкий, Никита Савков (Центр стратегических и внешнеполитических исследований)
    Другие новости «Экспертный комментарий»