проекты союзного государства
Меню

    Безопасность

    13:55, 14 января

    Реальность и виртуальность: в какой мир толкают человека маргинальные интернет-ресурсы

    6 января на интернет-ресурсах, называющих себя почему-то «независимыми» и «свободными», почти одновременно появилась серия информационных сообщений со страшными названиями «Из войсковой части в Марьиной Горке ушел военнослужащий с автоматом и штык-ножом», «Спецназовец с автоматом сбежал из части», «Чрезвычайное происшествие случилось в одной из войсковых частей, которая дислоцируется в Марьиной Горке»…

    Сразу следует успокоить читателей: самого события — «самовольного оставления части с оружием» — не было. Все оружие на месте.

    Но дело сделано — сотни сообщений на форумах, истерические вопли по поводу необходимости контрактной армии, слезы в связи с якобы издевательствами над ушедшим в самоволку солдатом, кстати, прослужившим почти половину срока службы, которому скоро будет 22 года и который около двух метров роста. Издевательства, разумеется, не подтвердились. (Мы еще коснемся личности нарушителя дисциплины, оказавшегося де факто простым воришкой.)

    Даже официальное сообщение военного ведомства о том, что никакого ухода с оружием не было, не остановило режиссеров сенсаций.

    Отчего столь пронзительные вопли?

    Все очень просто. Кроме того, что данные псевдоинформационные ресурсы провокационны по своей сути и нагло лгут, их адепты пребывают в мире искаженной реальности и сами же ее усиленно создают.

    Что это значит, покажем на примере, приведенном в книге «Концептуальная война», где ее автор Ю. В. Бялый для иллюстрации феномена частичной потери чувства реальности приводит известный анекдот о докторе, который долго убеждал больного, что он — Сергей Петров, а не зерно (пациент сумасшедшего дома искренне считал себя зерном).

    Наконец после лечения больной принял аргументы доктора и подробно рассказал о том, что он действительно Сергей Петров, а не зерно. Прошел необходимые тесты. Потом вышел на улицу, увидел петуха и побежал от него прочь. А когда доктор спросил его: «Но вы же знаете, что вы Сергей Петров, а не зерно»,  больной ответил: «Я знаю. Но петух не знает. Он ведь не мог, как я, с вами обстоятельно побеседовать».

    Не лишенный актуальности вопрос: данный больной лишен чувства реальности или нет? Ответ прост: хотя он и больной, но чувства реальности он никоим образом не лишен. Просто она у него искажена. Для него мир бесед с доктором — это виртуальный мир, где он Сергей Петров. А в реальном мире — он зерно…1

    Кстати, авторы и адепты псевдо-СМИ очень напоминают того самого пациента, убегающего от петуха. Они сами пребывают в мире иллюзий и грудью встали на защиту воришки, который самовольно оставил место службы и промышлял хищениями имущества и продуктов граждан.

    По поводу личности нарушителя дисциплины.

    На первый взгляд, ничем не примечательные среднестатистические черты. Но…

    Выяснилось, что самое любимое занятие молодого человека — виртуальный мир, планшет, с которым он никогда не расставался. Даже в увольнениях все время проводил в Глобальной сети, не выходя из дома, виртуальные игры заменили ему реальную жизнь…

    Пользоваться личными средствами связи при несении службы в наряде не положено. И здесь наши Вооруженные Силы не являются исключением — в армиях иных стран нормативные акты куда более строгие в данном отношении.

    Но может ли выявление факта нарушения дисциплины (пользование планшетом) военнослужащим, находящимся в наряде, явиться поводом для самовольного оставления места службы и совершения краж — то есть совершения сразу двух преступлений, за которые предусмотрены вполне реальные, а не виртуальные сроки лишения свободы?

    Оказывается, может, если реальный мир в сознании молодого человека оказался искаженным. Тогда и бежит он из воинской части, как тот самый пациент от петуха.

    Но не пытайтесь сделать вывод о том, что самовольщик психически нездоров. Здоров абсолютно. Дело гораздо сложнее.

    Мы имеем дело с инфантилизмом, возведенным в степень у самого молодого человека, помноженным на «дуракизм» (термин, примененный ректором МГУ еще в начале 1990‑х) и еще больший инфантилизм псевдожурналистов от tut.by, «хартий» и «белпартизанов».

    Как результат, истерика в Интернете с идиотскими комментариями, которые как раз свидетельствуют о том, что титанические усилия по дебилизации людей, предпринимаемые маргинальными интернет-ресурсами, не проходят бесследно.

    К счастью, эти комментарии далеко не характеризуют современную молодежь. Примечательно, что авторами самых одиозных комментариев в наибольшей степени является то самое «сообщество», о котором писала наша газета летом прошлого года.2

    В этом отношении вспоминается телепередача, организованная телеканалом ОНТ, когда на вопрос, заданный девушке-курсанту нашей академии по поводу выбора военной специальности, она отвечала: «Когда я вижу юношей с длинными волосами, пирсингами и кольцами в ушах (и не только), не могу отделаться от мысли, что кто-то же должен защищать Родину!».

    Кстати, подобно тому, как летом прошлого года статья в «Комсомолке» Ольги Декснис (о стремлении некого организатора ЛГБТ-движения христиан выйти из гражданства Беларуси) невольно подняла серьезнейшую проблему, касающуюся мировоззренческих, философских аспектов будущего, точно так же и январская истерия «независимых» интернет-ресурсов выявила ряд проблем, касающихся самой оппозиционной среды прежде всего.

    Это воинствующий примитивизм адептов псевдосвободы и псевдожурналистики, для которых мораль, нравственность, духовность не существуют по определению, а вся деятельность сводится к процессу генерирования хаоса в умах людей.

    Это далеко не лучшие черты, формируемые у посетителей форумов «независимых» интернет-ресурсов. В массе своей эти посетители прячутся за виртуальными именами и пишут (если бы только глупость) стукаческие записки, на фоне которых печально известный 1937 год отдыхает…

    Это инфантилизм отдельных представителей молодежи, пребывающих в мире виртуальных иллюзий и игр, которые вытесняют реальность или максимально искажают ее, что не позволяет даже оценить собственные поступки ни с точки зрения нравственности, ни с точки зрения права.

    Факт остается фактом. Молодой человек в 22 года, пребывая в виртуальном мире иллюзий, совершенно не ориентируется в реальной обстановке и не может оценить для себя, что же опаснее — получить взыскание (наряд на службу вне очереди) за нарушение правил пользования личными средствами связи на службе или — конкретный срок лишения свободы за несколько преступлений (самовольное оставление места службы и за кражу).

    Закон суров, но справедлив. Можно не сомневаться, что молодого человека вернут из виртуального мира мифических грез и переживаний к реальности, так как за свои проступки надо отвечать.

    P. S. А как реально обстоят дела с самовольными оставлениями частей или места службы в белорусской армии?

    В последние лет пять совершается два-три таких преступления в год, например, в прошлом году было два. Много это или мало?

    Считайте сами: на 50 тысяч белорусских военнослужащих совершено два самовольных оставления части, то есть на 1.000 человек — 0,04.

    А сколько у американцев с их контрактной армией? Мы писали об этом — 9 на 1.000 человек в сухопутных войсках.

    То есть у них больше, чем у нас, в 225 раз в расчете на 1.000 военнослужащих.

    1. Бялый Ю.В. Концептуальная война / Ю.В. Бялый. – М.: МОФ ЭТЦ, 2013. – С. 116.

    2. По поводу альтернативной службы и ЛГБТ-движения христиан // Белорусская военная газета. Во славу Родины. – 11 июля. – 2013. – С. 1–3.; Что стоит за отказом от человеческой природы в угоду противоестественным извращениям. // Белорусская военная газета. Во славу Родины. – 17 июля. – 2013. – С. 1–3.

    Источник: «Белорусская военная газета», автор: Владимир Макаров
    Другие новости «Безопасность»