проекты союзного государства
Меню

    Мониторинг СМИ

    17:01, 11 января

    Минские каникулы

    В этот Новый год Ярославль изо всех сил мимикрировал под современный европейский город. На Советской площади развернули ярмарку и разливали глинтвейн всем желающим, а новыми местами силы стали светящиеся шары, фото с которыми не сделал только тот, кто презирает селфи. Но мы покинули богоспасаемую землю в поисках страны батьки, картошки и чистых улиц. Не мелочились – сразу купили билеты до Минска.

    Асцярожна, дзверы зачыняюцца

    31 декабря, до боя курантов остается четыре часа. Садились в поезд на Белорусском вокзале, сошли с цягнiка на чыгуначном. Я прикинула столичные расстояния и решила, что вернее всего добраться до центра на метро. И тут осознание того, что Россия осталась где-то на востоке, пришло вместе с очередью в обменный пункт. Наши рубли кассирше метрополитена ни к чему, подавай белорусские! За вожделенными купюрами нового образца (Беларусь провела деноминацию, мы остались без миллионов) устремились русские, литовцы, поляки и черт знает кто еще. Ушлые менялы попеременно предлагали поменять «валюту» на «белки», ловко перебирая в голове курс тенге по отношению к евро. Рюкзак оттягивал плечи. Боже, храни банкоматы, случайно замеченные в стороне от толпы усталых гостей столицы.

    Жетончики в минском метро из розовой пластмассы, на сувениры не годятся. Изысков московской подземки в дизайне нет. Рекламные баннеры на русском мешают найти табличку с нужным направлением. Так, мы на «Плошче Ленина», надо ехать в сторону «Кастрычнiцкая»/«Купалаўская», а там пересаживаться до «Нямiги». Немига – это одна из центральных улиц, а еще река, которая течет по трубам под землей. Немигу очень любят фотографировать, а будни она становится похожа на Московский проспект в Ярославле. В том смысле, что она в числе самых загруженных улиц города.

    Когда в вагон состава, слышим: «Асцярожна, дзверы зачыняюцца. Наступны прыпынак…» В белорусском общественном транспорте звучит исключительно мова, а в информационных табличках встречаются пояснения на польском. Стоимость проезда в автобусах, троллейбусах и трамваях составляет 60 копеек. В переводе на наши – чуть меньше 20 рублей. С негодованием вспоминаю, как в Ярославле повысили предельные тарифы на 2017 год. Вообще, мы не разобрались, где именно нужно покупать билеты для поездок. В принципе, можно пойти к водителю и честно приобрести их на месте. Местные при таких рассуждениях загадочно улыбаются и шепчут, мол, пару остановок можно и зайцем.

    З Новым годам!

    Судя по туристической карте, коих в Минске как в Ярославле, то есть, достаточно, мы должны были дойти до хостела не более чем за 15 минут. Поиски ночлега затянулись: забегая вперед, скажу, что нашей главной ошибкой была неверная оценка расстояний. Неверно сравнивать масштабы белорусской столицы с Москвой. Да и не только масштабы.

    «Так, Старовиленская же пересекает Старажоўскую, значит, пойдем по этой «старожуйской», – думала я, тщетно пытаясь прочитать название загадочной улицы. За помощью обратились к сухонькой старушке. Та загадочно улыбнулась, переспросила: «Старовиленская?», махнула в сторону трамвайных путей и велела идти пару остановок: «А там увидите, найдете». Я поняла, что бабушка явно ошибается, но ослушаться не смела. Две остановки спустя мы наткнулись на местных полицейских, или как их там зовут. Те чуть не заржали и отправили назад, «вот к тому новому зданию и налево». Поскитавшись по пустынному Минску, отсчитывающему последний час до наступления 2017 года, мы все-таки отыскали наш хостел. Администраторы встретили радостным воплем: «Еще москали! Давайте знакомиться». Тем временем в холле несколько постояльцев судорожно вываливали горошек в тазик с оливье.

    За несколько минут до полуночи на экране телевизора появился Александр Лукашенко. Я шепотком выясняла у девушки-администратора, какие часы будут бить. Оказалось, что трофейные. История гласит, что часы были созданы в Германии больше века назад, и попали в Беларусь как военный трофей после Второй Мировой войны. Сейчас они украшают одну из башен городских ворот – символа Минска. После шампанского русская часть стола взялась смотреть обращение Путина. Так что по-настоящему Новый год наступил только после боя кремлевских курантов.

    «З Новым годам и нараджэннем Хрыстовым!», – кричала улица. «З Новым годам!», – поздравляли собравшихся у Дворца Спорта. Это напротив Троицкой слободы, где мы поселились, через реку Свислочь. Оттуда долетали хиты популярных исполнителей. Наше первое знакомство с Минском состоялось в новогоднюю ночь, и без того сказочный город беспощадно очаровывал мягким светом, сосновыми ветками, украсившими улицы, сверкающими гирляндами. Шар-почти-как-на-Кирова тоже был, у дворца Республики. Только раза в три крупнее и без рекламы. На улице Зыбицкой, где что ни дверь – то бар или клуб, кишила молодежь. Нам советовали пойти «вон в тот клуб, но только пускают только с паспортом, и за сумками глядите в оба». Заправившись рюмкой настойки, мы поспешили к хостелу. Оттуда смотрели фейерверк над рекой, который по масштабам превзошел даже те, что можно увидеть на Дне города Москвы. Зрители из Троицкой слободы усаживались прямо на газон – нам даже показалось, что о русской зиме здесь не слышали. Конечно же, это не так.

    Вулiцы и плошчи

    Минск невысок, монументальная архитектура уже не давит на психику современного человека, привыкшего к многоэтажкам. Сталинскими домами по пять этажей застроен весь центр, и раздражает только новострой. В особенности, тот, что громоздится прямо над уютными домиками или влезает на свободный кусок земли. Точечная застройка – бич любого города (хочется добавить: не только Ярославля). И чудом кажется квартал двух- трех- и четырехэтажек в районе вулiцы Кiсялёва, где деревья выглядят совсем не по-русски. Не знаю, почему. Как следовало ожидать, Минск производит впечатление довольно чистого города даже утром 1 января. Пока в Ярославле в середине зимы решили чистить тротуары до асфальта, там просто вовремя убирают снег. Мы сами видели, когда 3 января город накрыл жуткий снегопад. В мутной пелене тут и там мелькали дворники и тракторы, когда стихия улеглась, дорожки в парке Горького были абсолютно чистыми. Зимние городские пейзажи, не блещущие красками, выгодно разбавляют вечнозеленые туи. Кустарники растут даже на клумбах, отчего можно подумать, будто столица цветет круглый год.

    Да, расстояния в Минске не такие ужасающие, как в Москве, но однажды мывсе-таки прогадали, отправившись пешком на поиски Национальной библиотеки. Она расположена на окраине, и понятно, почему: это нелепое сооружение высотой 23 этажа в форме ромбокубооктаэдра на подставке-подиуме, поражающее масштабами. «Начинка» у библиотеки тоже современная, и вот здесь нет никакого диссонанса. Внутрь пускают по билетам, и можно сколь угодно долго перебирать книги в залах, восторгаясь богатством фонда. А глядя на информационный центр, хочется немедленно взяться за диссертацию. Высота здания позволила создать обзорную площадку, которую рекламируют с неизменным слоганом «Минск на ладони». Разочарование от ее посещения близко к тому, как если бы драники оказались никуда не годными, и ужинать пришлось третьесортным бургером.

    Дранiкi-сковородки и панскi бургер

    Быть в Минске – значит, есть драники. С салом, свининой, солеными грибами, квашеной капустой и Бог знает чем еще. Лучше, конечно, в тех местах, которые посоветуют минчане. Иначе получится как у наших соседей по хостелу: попробовали где-то драники, затем пошли в «Макдоналдс» и решили, что именно там подают лучшие. Правда, там они тоже хорошие, ничего не скажешь. Традиционный фаст-фуд приятно удивил наличием специального меню, где кроме драников есть пирожок с картошкой и грибами и панский бургер. Панский бургер – это шедевр. Описывать бесполезно, верьте на слово.

    Минский общепит запоминается крайне внимательными официантами. И пальто они унесут в гардероб, даже если по виду заведение не претендует на звезду Мишлена, и грязную тарелку молниеносно отправят на мойку. Но, может, только нам такие и попадались. Надеюсь, чаевые в русских рублях их устроили.

    Учитывая наше временное место жительства, мы могли покупать продукты и готовить еду самостоятельно. Минские магазины по большей части похожи на сельские: грязные, обшарпанные, неопрятные. Зато ассортименту даже маленького супермаркета позавидует точка какой-нибудь крупной российской сети. Цены сравнимы с нашими, анализировать бессмысленно. Белорусский творог дешев, яйца огромны, чипсы хрустят. А водка «Сябры» стоит в пределах шести рублей. То есть, двухсот, если по-нашему.

    Сябровство

    «Сябры» – значит, друзья. А «сябр», соответственно, друг. Но это мы узнали позже, когда пришли в Нацыянальны акадэмічны тэатр імя Янкі Купалы на комедию «Арт». Описывают ее так: «Інтэлектуальная камедыя вядомага французскага драматурга Ясміны Рэза распавядае пра трох 40-гадовых сяброў, якія перажываюць крызіс сярэдняга веку, здольны разбурыць даўнюю прыязнасць. Праз камізм сітуацыі паступова прыходзіць разуменне складанасці Мастацтва чалавечых дачыненняў, поўнае непаразуменняў, жорсткасці і неверагоднай пяшчоты». Одним словом, мы шли послушать белорусскую мову. На улице она звучит редко, разве когда разговаривают пожилые люди. А потребность услышать язык у нас была. Так, администратор в хостеле посоветовал магазин, где продают симпатичные вышиванки. Мы его отыскали, но поняли, что нам не рады: владелица говорила на белорусском и на вопрос «Сколько стоит?» ответила ценой, превышающей реальную. Наверняка, спроси мы «колькі каштуе?», цифра была бы близка к реальной. Увы, проверить это мы уже не можем. Как и то, почему нас так приняли. Или русских она не любит, или активно борется за сохранение языка.

    В белорусских СМИ встречаются и русский, и белорусский языки. Иногда вместе, когда, например, журнал пишет на русском, а интервью у видного политика берет на белорусском. Читать трудновато, слушать, как в театре, проще. Именно различия в языках больше всего напоминали о том, что мы за границей. А в остальном легко убедить себя в том, что Беларусь и Россия – старые добрые сябры.

    И еще немного фактов:

    В Беларуси есть смертная казнь.

    Белорусские пешеходы под дулом пистолета не станут переходить дорогу на красный свет.

    Здание КГБ в центре Минска лучше не фотографировать. Попробовать можно, но вас вежливо попросят не делать этого.

    Администрация президента находится возле одной из минских площадей. Ее фотографировать можно. И вообще легко обойти кругом, нет никаких препятствий.

    Источник: «ЯрКуб»
    последние новости
    Другие новости «Мониторинг
    сми»