проекты союзного государства
Меню

    Online-брифинг

    11:20, 10 декабря

    ON-LINE видеобрифинг: «Экономические риски Беларуси и России»

    • В брифинге принимает участие: Ковалев Михаил Михайлович – декан экономического факультета Белорусского государственного университета

    В брифинге принимает участие: Ковалев Михаил Михайлович – декан экономического факультета Белорусского государственного университета

    - Михаил Михайлович, хотелось бы поговорить с Вами о непростой ситуации в торгово-экономических отношениях Беларуси и России. Ведь всё, что сейчас происходит между странами, будет иметь непосредственное влияние на успех нового интеграционного объединения – Евразийского экономического союза.

    В ноябре Россельхознадзор ввёл временные ограничения на поставку продукции в РФ в отношении ряда белорусских государственных и частных предприятий. Теперь осуществлять транзит продовольствия через территорию РФ (в т.ч. через Беларусь в Казахстан) можно только при условии прохождения российского таможенного контроля. Как Вы считаете, почему так происходит? Какие цели преследует российская сторона? И какие последствия будут иметь эти ограничения на экономику Беларуси?

    - Я не исключаю, что, действительно, когда продовольствие так нужно России, когда так легко его продавать и поставлять из-за санкций в Россию, кто-то, может быть, купил за рубежом не совсем качественное сырье и где-то могли быть нарушения.

    Но поразительно, что это было синхронно как по команде и понятно, что такого рода вещи не должны даже озвучиваться публично. Если возникли проблемы с каким-то мясокомбинатом, тогда с ним и надо разбираться, вести переговоры и так далее. Здесь же была осуществлена такая политическая акция, которая будет иметь очень нехорошие последствия с точки зрения отношения белорусского населения к российским властям.

    Это не первое такое действие, и каждое такое действие увеличивает в Беларуси количество сторонников белорусского майдана и количество сторонников подписания и активного участия Беларуси в восточном партнерстве, хотя здравый смысл и экономические интересы говорят о том, что нам надо развивать ЕАЭС, как неоднократно заявляли белорусские власти.

    - Продолжается стремительная девальвация российского рубля. Кто-то находит от этого выгоду: белорусы устраивают шоп-туры в Россию за дешевыми машинами и техникой. Вместе с тем дорожает белорусский экспорт в РФ, белорусские товары становятся менее конкурентоспособными. Дайте, пожалуйста оценку сложившейся ситуации?

    - На мой взгляд, девальвация российского рубля чрезмерна и не совсем адекватна. Да, действительно есть санкции, действительно затруднен доступ к зарубежному капиталу россиян, падают цены на нефть, но, на мой взгляд, в столь стремительном падении российского рубля значителен вклад неконкретных действий и особенно заявлений Центрально банка России.

    Будем надеяться, что после послания Президента России там будет наведен порядок.

    Понятно, когда у главного торгового партнера валюта девальвируется столь стремительно, это, безусловно, создает проблемы и для Беларуси. Вы правильно сказали, где-то по какой-то мелочи это даже выгодно.

    В России сейчас индекс цен не устремился за девальвацией, но мы-то по примеру белорусских девальваций прекрасно понимаем, что не пройдет и 2-3 месяцев, и на такой же процент вырастут и цены в России. Пока же можно воспользоваться этой ситуацией где-то процентов на 30-40 купить дешевле машину у российских дилеров, что собственно и делают многие.

    На мой взгляд, заявление наших промышленников и аграриев о том, что девальвация российского рубля затрудняет экспорт, преувеличено. Скорее им хотелось бы большей девальвации белорусского рубля и на этом временно поиметь некоторые выгоды. Но мы должны знать, что каждый раз девальвация белорусского рубля вызывает практически такую же инфляцию, так что выигрыш будет только временный.

    Но главное даже не это, а то, что практически все контракты на поставку белорусских товаров в Россию заключались в долларах США, ценой расчёта могли быть и российские рубли, но ценой контракта почти всегда были доллары США. Мы знаем, что каждый белорусский холодильник стоит примерно 240 долларов -контрактная цена - и это подтверждает статистика Белстата. Килограмм мяса стоит 1,5-5 долларов.

    Действительно, если контракт заключен в долларах, то цена в российских рублях при нынешнем курсе рубля у этого товара в магазине становится выше, и его могут не купить, могут предпочесть российский товар, на который осталась практически прежняя цена. Но российское население знает, несмотря на действие надзорных органов, что белорусская молочная и мясная продукция хорошего качества, и они понимают, что долларовая цена на эти товары не повысилась. Виноваты в том, что белорусские товары в российских магазинах где-то стали может быть чуть дороже, не белорусы, а виноват Центробанк России, который не умеет удержать курс доллара.

    - Долго обсуждалась судьба интеграционных проектов России и Беларуси – «МАЗ» и «КамАЗ», совместное предприятие на базе «Гродно-Азот», СП «СветлогорскХимволокно» и «Ростехнология», СП на базе ОАО "Минский завод колесных тягачей" (МЗКТ). На каком этапе сейчас находятся эти проекты? Насколько выгодна такая кооперация, на Ваш взгляд?

    - Если мы создали ЕАЭС, но это должно быть конечно же не интеграция только наших властей, а это должна быть интеграция наших промышленностей и бизнесов. Перед лицом глобального мира мы должны стремиться к созданию транснациональных корпораций, а для этого ясно, что надо объединять усилия.

    Понятно, что процесс переговоров непрост, сейчас наверно не лучшие времена, денег не хватает, у россиян доступ к зарубежному финансированию закрыт. Но, по крайней мере, такие проекты, как проект с «Газпромом» или с какой-нибудь другой газовой корпорацией России, необходимо реализовывать. Ведь очевидно: тот, кто поставляет сырье, должен быть совладельцем этого завода, тогда не будет проблем с поставками сырья. Мы вместе будем делить выгоду.

    Я не понимаю, почему «Газпром» не спешит. Ведь лучше переработать сырье на азотные удобрения в Беларуси и продавать готовый продукт, который будет существенно дороже газа, чем искать и строить новые трубы для прокачки газа в Европу, Турцию или куда-нибудь еще.

    Точно так же и с другими химическими проектами. Мы отстаём и продолжаем упорно гнуть линию, что будем строить новые трубы и качать нефть и газ туда, пусть их перерабатывают немцы и другие европейцы. Очевидно, что добавленная стоимость будет существенно больше, если мы их переработаем на территории Беларуси. А почему на территории Беларуси? Плечо поставки готовой продукции уже не может быть очень большим, а в Беларуси мы видим на примере нефтепродуктов, оно не такое большое и отсюда успешно можно поставлять. Нам бы лучше обсуждать не квоты и балансы, сколько поставить России газа, а объединить усилия. Здесь построить, например, третий нефтеперегонный завод и продавать не нефть в Германию, а продавать готовые нефтепродукты. Это всем было бы выгодно.

    Очевидно, что нам надо резко ускорить работу по созданию общих логистических систем. Определённые шаги делаются. Есть концепция общей аграрной политики, но по-прежнему все это идет очень медленно, надо это все существенно ускорить.

    По крайней мере в целях обеспечения продовольственной безопасности граждан Евразийского экономического союза мы должны сами обеспечивать себя аграрной продукцией. Для этого надо делать все шаги, а не ставить какие-то препоны друг другу. Потому что на тех землях, которыми располагает ЕАЭС, это примерно 11% пахотного земного клина, можно не только накормить население наших стран, но еще поставлять значительное количество продукции на экспорт и не зерна, которое, понятно, не так дорого стоит по сравнению с мясом, а превращать зерно в мясо и продавать на внешние рынки.

    Я не исключаю, что здесь надо пойти на радикальные меры по примеру Европейского союза. Не делить таможенные пошлины, собираемые по примеру нашей общей границы, а все таможенные пошлины направлять в бюджет ЕАЭС, например, через евразийский банк, на финансирование общих проектов, представляющих интерес для всего ЕАЭС.

    - В концепции развития платежных систем на территории ЕАЭС содержится предложение отменить евро и доллары в качестве валюты оплаты межстрановых операций. Какие плюсы и минусы будет иметь такая инициатива? Какие сложности могут возникнуть при создании инфраструктуры общего платежного пространства стран-участниц союза?

    - В последнее время в российских СМИ действительно муссируется вопрос о переходе на взаиморасчёты в национальных валютах, белорусы всегда его поддерживали. Понятно, что первыми должны подать пример «Газпром» и российские нефтяники. Если они согласятся заключать годичные контракты на поставку в Беларусь нефти и газа в российских рублях, то безусловно, особенно в нынешних условиях, это белорусам было бы очень даже выгодно. Еще раз подчеркну, что мы можем перевести все наши контракты и все наши расчёты в национальные валюты только после того, как мы начнем покупать газ и нефть за российские рубли. На мой взгляд это было бы выгодно и это в том числе поддержало и курс доллара.

    Почему сегодня трудно удержать курс доллара? Потому что в торговле главным экспортным товаром России - газом и нефтью - российский рубль не участвует, участвует доллар США. Следующим шагом могла бы быть интеграция наших платежных систем, потому что мы видим, какие угрозы возникают, когда SWIFT говорит, что может отключить Россию от международных банковских платежей. Тогда фактически и внутри Евразийского союза будут парализованы расчёты и понятно, что уже давным давно назрела необходимость интегрировать наши платежные системы. В Беларуси одна из лучших в мире платежных систем. Россияне могли бы взять за пример нашу платежную систему, которая работает в реальном режиме времени. Тоже самое касается и карточных систем. Хватит нам уже пользоваться карточками мировых монополистов VISA и Master Card. На просторах Евразийского союза можно создать свои карточные системы со своими процессинговыми центрами. Понятно, что это увеличит использование и белорусских и российских рублей и послужит стабилизации их курса.

     

    - Парламентское Собрание Союза Беларуси и России утвердило бюджет Союзного государства. Вот уже несколько лет его объем составляет около 5 млрд. росс. руб. Финансирование всех союзных программ спланировано в российских рублях, но нацвалюта РФ падает. Как это повлияет на выполнение программ? Как, на Ваш взгляд, необходимо формировать бюджет Союзного государства, чтобы учесть все риски?

    - Бюджет Союзного государства и до девальвации был очень даже незначительным по отношению к нашему общему ВВП и России, и Беларуси. Каких-то серьезных структурных сдвигов он дать не мог. Друге дело, что наверно он еще к тому же и не самым эффективным образом использовался.

    Насколько я помню, проверки и российской Счетной палаты, и нашего Комитета Госконтроля показывали, что, увы, не всегда к таким вот халявным деньгам из союзного бюджета относятся как к своим. Поэтому важнее, мне кажется, нам создавать условия для эффективной интеграции наших бизнесов, промышленников и, возможно, за счёт союзного бюджета давать им какие-то общие льготы. Например, в условиях довольно дорогих сегодня кредитов и в России, и у нас, чтобы стимулировать импортозамещение продовольствия, можно было бы наверно за счёт союзного бюджета погашать проценты на закупку белорусской сельхозтехники -белорусских тракторов, комбайнов - для российских аграриев. И другие такого рода проекты можно было бы реализовывать на союзные деньги. Но, подчеркиваю, лучше не давать их безвозмездно, а лучше использовать на удешевление кредитов либо союзный бюджет, в том числе, использовать для кредитования. Лучше на эти деньги, которые идут в союзный бюджет, создать белорусско-российский банк развития, который будет кредитовать общие проекты. И я уверен, что такой межгосударственный банк развития выберет действительно эффективные проекты, и проблемы с эффективностью использования этих денег исчезнут.

     

    Беседовала: Татьяна Бинда

    Фото/видео: Таяновский Владимир