проекты союзного государства
Меню

    Online-брифинг

    15:32, 04 февраля

    Онлайн-видеобрифинг «Белорусский бизнес: взгляд из России»

    • Информационно-аналитический портал Союзного государства совместно с Национальным пресс-центром Республики Беларусь провел интернет-видеобрифинг с генеральным директором «Росбелмаркетингцентра» Александром Ольшевским

    Информационно-аналитический портал Союзного государства совместно с Национальным пресс-центром Республики Беларусь провел интернет-видеобрифинг с Председателем Совета директоров Российско-Белорусской Группы Компаний «Евразийская инжиниринговая компания», генеральным директором «Росбелмаркетингцентра» Александром Ольшевским.

    Тема видеобрифинга: «Белорусский бизнес: взгляд из России»

    Как видит российский бизнес перспективы сотрудничества с Беларусью, с учетом произошедших международных изменений?

    - Конечно, ситуация изменилась ощутимо. Недавно я общался с шестью владельцами крупных российских компаний, которые наметили новые совместные проекты с Беларусью. В основном это ресторанный бизнес, строительство и инженерная инфраструктура. Кроме того, отмечается серьезный интерес к оптовой торговле: белорусский цемент, продукты питания.

    Нужно сказать, что все отмечают качественный характер изменений самих взаимоотношений. Изначально мы привыкли, что российский бизнес для Беларуси выступал как рынок сбыта, как покупатель. Причем, покупатель капризный, требовательный.

    Сейчас, из-за изменения курса валют, из-за того, что фактически изменилась заработная плата, как в России, так и в Беларуси, получилось полноценное двустороннее сотрудничество. Сейчас Беларусь рассматривается как очень серьезный, перспективный рынок сбыта для части российских товаров и услуг.

    При этом получается, что, например, в тех же строительных проектах российские строительные компании-проектировщики обходятся в разы дешевле, чем белорусские.

    С другой стороны, белорусские продукты питания для регионов Сибири, Дальнего Востока в отличие от продукта премиум-класса, без которого потенциально можно и обойтись, то сегодня они действительно пользуются массовым спросом, который белорусский производитель способен удовлетворить.

    Только сейчас начали функционировать механизмы, заложенные в Таможенном союзе. То есть, те самые двусторонние потоки, фактически, когда сделка действительно становится выгоднее с точки зрения логистики. На этом выигрывают и банки, и страховые компании. И, что очень неожиданно порадовало, многие российские коллеги начали рассматривать вариант поставок чего-либо в Беларусь с расчетами в белорусских рублях. Это очень серьезный момент, связанный с интересами Евразийского экономического и Таможенного союза. Потому что только в случае, когда российский бизнес полностью уверен в том, что в Беларуси будут долгосрочные объемы закупок, он может пойти на такие расчеты. Еще полгода назад от предложений заплатить за какие-либо услуги в белорусских рублях всячески отказывались. Сейчас это вполне нормальный, адекватный вариант.

    Недавно мы общались с крупным российским холдингом, который планирует создать совместное белорусско-российское предприятие. Такой проект заинтересованы зарегистрировать именно на территории Республики Беларусь.

    Раньше мы сталкивались с тем, что коллеги, регистрируя СП с белорусским участием, старались, чтобы предприятие осталось с российским юридическим адресом. Сейчас действительно уровень понимания ситуации в Беларуси и доверия правовому полю значительно возрос, и это очень сильно радует.

    - Что мешает белорусским производителям более эффективно торговать с российскими регионами?

    - Мне пришлось самым непосредственным образом участвовать в этом проекте, курируя программу взаимоотношений с регионами Сибири, Дальнего Востока. Могу сделать вывод: торговать мешает сам белорусский производитель. Поскольку мы всегда наблюдаем со стороны белорусского производителя очень высокий уровень подхода к качеству, к исполнению своих финансовых обязательств, но при этом некоторую рыночную пассивность, завышенный уровень ожиданий от госструктур. Иногда возникает ситуация как в сказке о репке. Белорусский производитель ограничивается функциями того самого деда, который посадил, вырастил, а дальше уже в реализации участвует огромная цепочка людей, представителей вышестоящих ведомств, иногда вплоть до Президента. То есть поставка колбасы является продуктом очень тяжелого коллективного труда.

    По факту, спрос на белорусские товары в российских регионах, даже самых отдаленных, всегда был и остается. Уважение к белорусской продукции также остается. Каждый раз, перемещаясь с коллегами по трассе из Минска в Москву, в точках придорожного сервиса в Беларуси мы готовы приобрести, скажем, пирожок. А в российских точках опасаемся это делать, поскольку последствия могут быть непредсказуемые.

    Но при этом такой момент существует, что предприятия производят ради производства и не развиваются, очень сильно огорчает. Мы сталкивались с такими моментами, когда Беларусь посещает делегация одного из российских регионов. В ходе визита подписываются несколько соглашений, протоколов о развитии сотрудничества. И участвующие в процессе производители автоматически понимают под этим протоколом гарантию многомиллионных контрактов. То есть, если губернатор сказал свое веское слово, то российские торговые сети обязаны подписать контракт, сами все завести. Но нужно понимать, что российский бизнес, особенно торговый, исключительно частный. Веское слово губернатора – это просто рекомендация уважаемого человека, а деньги все-таки свои. В любых отношениях от партнера, даже самого уважаемого, всегда ожидают, что он сначала поздоровается, представится, расскажет о себе, и уже затем пойдут деловые отношения. Но этот момент ожидания затягивается.

    Мы, к примеру, наблюдали ситуацию, когда обсуждался вопрос поставок в Сибирь белорусских колбас, сыров и печенья, бесподобных по своему качеству. А получилось, что благодаря уверенности, что госструктуры решат этот вопрос сами, переговоры затянулись более чем на год. За этот год в Новосибирске, Кемерово на полках появились прибалтийские колбасы и сыры. Они дороже, доставить их сложнее, нет преференций Таможенного союза. И, что меня больше всего удивило, казахстанское печенье. Хотя Казахстан никогда не славился кондитерскими изделиями. Но маркетологи этих предприятий фактически жили на месте, в регионе, общались с торговыми сетями, согласовывали какие-то преференции. Поэтому здесь, конечно же, хотелось бы, чтобы было понимание, что Таможенный союз – это, прежде всего, предоставление равных условий, участие на рынке на равных с российскими производителями, продвижение, занятие своих ниш. Но это не означает, что это преференции силового привода, вытеснения других товаров.

    - В каких белорусских проектах сегодня наиболее интересно принимать участие российским инвесторам, в каких отраслях экономики остался нераскрытый потенциал сотрудничества?

    - Российская инвестиционная активность, направленная на Беларусь, за последние годы очень сильно возросла. Для российского инвестора оказался утраченным украинский рынок. Он воспринимался как максимально дружественный, понятный и перспективный. И очень многие компании закрыли свои представительства, свои девелоперские, строительные проекты. Тем не менее, средства и кадровые ресурсы остались. Потому что если мы говорим, например, о стройке, то это целая команда, которую компания не будет каждый раз сокращать.

    Беларусь в этом случае оказалась наиболее адекватным партнером. Сейчас, конечно, очень большой интерес, почти каждую неделю приезжаем сюда совместно с россиянами обсуждать проекты, во-первых, в сфере строительства и инфраструктурных проектов, в сфере строительства инженерных сооружений. В основном это проекты в сфере энергосбережения, те же котельные на местных видах топлива. Это объекты логистической инфраструктуры. То же самое можно говорить о строительстве любой белорусской недвижимости. Она здесь пока на подъеме, предложения перспективные и окупаемые.

    Есть очень интересный сегмент, который привлекает внимание, мы его, наверное, два года обсуждаем, но пока российские партнеры не видят, с какой стороны к нему проще подойти. Это туризм. Белорусская туристическая привлекательность потенциально оценивается весьма высоко. Беловежская пуща, агроэкотуризм и т.д. Многие из наших коллег, кто отдыхал в Беларуси, возвращается с восторгом.

    Виден большой потенциал и в сфере ресторанного бизнеса, инфраструктуры и развлечений. Но пока не до конца видна общая система, с какими проектами это лучше увязать, поэтому здесь идут обсуждения, чтобы сотрудничество было в формате долгосрочной программы с перечнем шагов.

    Интересно, что практически два последних года группа наших коллег тесно сотрудничает с Беларусью в сфере информатизации. Во-первых, это информатизация государственных органов, затем – автоматизация процессов управления производством. Это сильные белорусские IT-разработчики, это часть российских технологий, которая уже внедрена и опробована на российских предприятиях. В результате получаются очень интересные СП.

    Что касается оптовых логистических проектов, учитывая возможные санкционные реэкспортные ограничения, наверное, все-таки, используется старый, классический вариант, когда белорусская логистическая компания берет на себя целиком и перевозки, и складскую логистику, и растамаживание.

    Сейчас обсуждаются варианты построения российских СП с распределением ответственности, чтобы минимизировать эти риски. Поскольку те панические моменты, которые встречаются в СМИ: якобы попытки РФ остановить транзит через ее территорию белорусских перевозчиков - это, конечно, неправда. Есть добрая воля, чтобы минимизировать все риски и выстроить более эффективную схему.

    Есть интерес к тому, чтобы развивать новое совместное производство. Как раз в связи с санкционными ограничениями вопрос к развитию пищевых производств, переработки либо создания новых цехов, либо к строительству небольших предприятий с ноля тоже интересен. Ведь мы столкнулись с тем, что в ряде регионов России нет рабочей инфраструктуры для новых пищевых производств. В Беларуси она отработана лучше, ориентирована на качественное производство.

    Единственное, что сейчас пересмотрено в части инвестпроектов, это интерес к вложениям в старые предприятия. Если, скажем, в каком-то белорусском районе существует старинный комбинат потребкооперации, вложения в который превышают строительство с ноля.

    То есть часть проектов, которые предлагают отдельные белорусские ведомства, имеют минимальную заложенную окупаемость в пределах тридцати лет. Поэтому, конечно, больше интерес проявляется к совместному созданию именно чего-то нового.

    - Противодействуют ли российские производители притоку белорусских товаров в РФ через «торговые разногласия», и каким образом это может происходить на практике?

    - Было бы странно, если бы российские предприятия никак не реагировали на рыночные изменения и расширение белорусских коллег. В принципе, эта ситуация для России совершенно привычная и традиционная. Фактически каждая новая компания, которая приходит из одного российского региона в другой сталкивается с таким же, а иногда даже более сильным противодействием. К ним относятся и всевозможные подделки продукции, и заказные проверки и иные проявления недобросовестной конкуренции. Однако есть в этом вопросе один принципиальный момент. На мой взгляд, такие ситуации не стоит политизировать. Речь идет о высказываниях, что кто-то в России берется ограничивать продвижение белорусских товаров, только потому что они белорусские. Это не так.

    В белорусских товарах заинтересованы потребители и государственные органы, которые создали все условия, чтобы на высшем уровне поддерживать эту торговлю. Надо понимать, что если в самом дальнем и глухом регионе есть производитель, который выпускает такой же продукт, необязательно хорошего качества и по высокой цене, он все равно будет цепляться за свою нишу. Понятно, что в этом случае производитель будет использовать и административные рычаги, но не на самом высоком уровне.

    Вчера мы общались с представителями одного из ресторанных холдингов России. В переговорах участвовал и один из поставщиков белорусских продуктов питания. Как только белорус упомянул о проблемах с качеством продукции, россияне обратили внимание, что продукция российских производителей не отличается высоким качеством.

    Что касается абсурдных вопросов по качеству белорусской колбасы и молочной продукции, хотелось бы напомнить, что если рассматривать стандарты России и мирового сообщества, то трудно найти продукт, к которому невозможно придраться. Его в природе просто не существует.

    Идеал обозначен нормативами, но он трудно достижим. И если при этом сравнивать то, что выпускают российские региональные производители колбас из нашей продукции, то не стоит даже комментировать значительные различия в качестве.

    Единственным выходом из этой ситуации, на мой взгляд, является сильный маркетинг со стороны производителя, присутствие сильных российских партнеров, которые закупают продукцию, а также управление этими рисками и понимание того, что поставки на любой новый рынок – это своего рода конкурентная война.

    Около года назад мы наблюдали ситуацию, когда достаточно сильный производитель с Кузбасса, не мог организовать поставки своих молочных продуктов в соседние регионы из-за противодействия недобросовестных конкурентов. Но это не говорит о том, что Кузбасс ведет продовольственную войну с Новосибирской областью или с Алтайским краем. Это всего лишь указывает на создание некоторых препятствий. В этом случае можно не бороться и перейти в другую сферу деятельности, а можно преодолевать препятствия точно так же, как это делают все остальные участники рынка.

    Белорусские товары изначально обладают преимуществами в виде качества, контроля за процессом производства, сырья и заинтересованности потребителя в конечном результате. Поэтому я думаю, что это не столь долгосрочные проблемы.

    - Как сегодня меняется российский деловой климат для белорусских предприятий, какие новые сложности возникают и, наоборот, какие возможности открываются?

    - Если говорить о возможностях, то они уникальные. Объясняется это тем, что в России освободилось много ниш, которые раньше занимали санкционные товары. Очень показательный пример – фирма «Санта Бремор» со своими морепродуктами. Никто не жалуется на то, что «Санта Бремор» получает всяческие препятствия, когда торгует своим лососем и креветками, потому что это действительно современная компания с качественным маркетингом, очень достойным подходом к продажам и сильной дистрибьютерской сетью. Это показатель того, что может сделать белорусский производитель.

    В России освободились и ниши от прибалтийских колбас и сыров. Стоит отметить, что прибалты провели очень масштабную пиар-компания по продвижению сырокопченых колбас, различных видов сыров, которых не было в российских регионах. Фактически за счет прибалтийских коллег была проведена маркетинговая компания для белорусских продуктов тех же самых сортов.

    Также ситуация обстоит и с молочными продуктами, и с кондитерскими изделиями. По сути для практически каждого из продуктов массового потребления, которые из-за санкций уходят с российского рынка есть аналоги среди белорусских продуктов. Соглашусь, что есть сложность с производством сыра «Дор блю», но это производство организуется не за один год. Но если говорить именно о массовом потреблении, то это прекрасные ниши, который в данный момент главное не упустить. Если сейчас белорусский производитель будет тратить все время на то, чтобы объяснить, почему у него не получается поставить, мы можем увидеть на российских рынках продукцию из других стран СНГ. Кроме того, не стоит забывать про рыночно активный Китай, на который не распространяются практически никакие санкции.

    Поэтому, еще раз отмечу, что у белорусских производителей есть возможности, но они ограничиваются ближайшим полугодием. С другой стороны, если учитывать изменения, которые произошли в составе белорусского Совмина, взгляд на российско-белорусскую торговлю теперь будет абсолютно адекватным и вряд ли ей что-то помешает.

    Что касается дополнительных препятствий, то они, на мой взгляд, связаны с тем же, почему возникли дополнительные возможности. В последнее время белорусского производителя начали воспринимать как своего. Раньше во время переговоров было очень много дипломатических реверансов, и мы могли поставить какую-то часть продукции просто для того, чтобы ее могли попробовать. Сейчас торговые сети и оптовики уже во многом поняли, что российский и белорусский рынки едины и теперь на белорусских производителей распространяются все, в том числе и самые недобросовестные, формы конкуренции, которые практикуются между россиянами. Если раньше это воспринималось как риск международных скандалов и разногласий, то сейчас это воспринимается как нормальное поведение. Это чревато рисками в сфере экономической и финансовой безопасности сделок, в сфере юридического обеспечения сделок, поскольку работая с российскими поставщиками, российские оптовики и торговые сети ведут себя менее корректно.

    - Чего ждут российские эксперты и бизнес от Беларуси в 2015 году?

    - Год это можно назвать замечательным со всех сторон. Во-первых, он начинается председательством Беларуси в ЕАЭС. С учетом общей международной обстановки в России это оценивается очень высоко. Так как Беларусь – общепризнанный миротворец и наиболее нейтральная и позитивно воспринимаемая мировым сообществом страна. Ожидается, что и в части развития ЕАЭС председательство не будет исключительно формальным.

    Надо сказать, что в последние годы российское экспертное сообщество с большим интересом наблюдает за темпами развития белорусского рынка. Может быть, изнутри это не так заметно. Когда мы с коллегами прилетаем сюда даже с промежутком в месяц или два. Мы видим серьезные изменения и подвижки в части сервиса и устранения недостатков рынка.

    Несколько лет назад в одном из своих интервью я упоминал о проблеме белорусских такси. Раньше, приехав из другой страны, было большой сложностью найти и вызвать белорусское такси, а также добраться с его помощью куда-либо. Сейчас от этой проблемы не осталось и следа.

    Около трех лет назад один из моих коллег возмущался тем, что для него было сложностью найти туристическую карту Минска, а на купленной карте было трудно найти железнодорожный вокзал. Сейчас туристическая карта Минска есть в каждом отеле, и получить ее можно абсолютно бесплатно. Эти примеры – подтверждение того, как происходит эволюция буквально в течение нескольких месяцев. Это очень быстрые темпы.

    Недавно мы спорили с одним партнером, который несколько лет назад приезжал сюда и был твердо уверен в том, что приезд в Минск – это экскурсия в СССР 80-ых годов. Сейчас он приехал и признал, что сейчас он оказывается в современной восточноевропейской стране, которая развивается очень быстрыми темпами.

    Когда полтора года назад обсуждался вопрос о том, сможет ли Беларусь достойно провести Чемпионат мира по хоккею, к этому было очень скептическое отношение. Каждый из наших российских партнеров был уверен в том, что чемпионат будет достаточно заурядным и скромным. То, что это будет один из лучших за всю историю чемпионатов, никто не мог и предполагать. Поэтому то, что сейчас в связи с санкциями идет речь о внутрироссийском туризме, очень многие чиновники рассматривают Беларусь как хорошую альтернативу внутреннему туризма. Это тоже достаточно неожиданно.

    Поэтому мы ожидаем, что в 2015 году Беларусь продолжит нас приятно удивлять на каждом шагу. Учитывая то, что этот год звездный для нее не только с точки зрения председательства в ЕАЭС, но и сточки зрения того, что международное сообщество наконец признало заслуги Беларуси в миротворчестве и в обеспечении экономической стабильности. Я уверен, в том, что Беларусь сможет по полной программе использовать открывающиеся возможности, и мы увидим много радостного и приятного.

    Один из моментов, который привлекает внимание и беспокоит, это еще и то, что 2015 год – это предвыборный год. Мы понимаем, какие риски он несет для любой из стран СНГ в нынешней ситуации. У любой из стран СНГ, а особенно у Беларуси существует масса «доброжелателей», которым хотелось бы поколебать стабильность и продолжить насаждение так называемых демократических ценностей, результаты чего мы видим сегодня у наших украинских соседей. Поэтому определенные беспокойства у российских коллег есть. Но выражаются они не в виде опасений, а в виде сопереживания о том, чем можно было бы помочь в укреплении стабильности.

    Беседовал: Андросик Станислав

    Фото/видео: Таяновский Владимир