проекты союзного государства
Меню

    Online-брифинг

    15:24, 16 февраля

    Интернет-видеобрифинг «Российский бизнес: взгляд из Беларуси»

    • Портал soyuz.by совместно провел интернет-видеобрифинг c Карягиным Владимиром Николаевичем

    -Владимир Николаевич, какие проблемы есть сегодня у белорусского бизнеса?

    - У белорусского бизнеса, как и у российского, много проблем. Во-первых, обрушились рынки наших соседей Украины и России. Довольно сложное положение наблюдается на европейском континенте, да и во всем мире, можно сказать, «лихорадит». Инфляционные процессы и девальвация валют наших основных торговых партнеров серьезно повлияли на белорусский бизнес. Фактически, произошло изъятие более 40% активов наших предприятий в результате этих финансовых манипуляций.

    Тем не менее, 350 тысяч субъектов хозяйствования Беларуси, большинство из которых – мелкие частные компании, пытаются настроиться на рынок. Этому препятствует очень сложный доступ к финансам, так как на сегодня получить кредит или оборотные средства для предприятия, чрезвычайно трудно, также как и наладить собственные сбытовые сети. Очень многие предприятия остаются неизвестными потенциальному потребителю. Здесь нужно прикладывать довольно много усилий. И конечно, в настоящее время существует значительный кризис неплатежей, то есть со многими предприятиями не рассчитываются их партнеры.

    В Беларуси экономика обладает ярко выраженной характеристикой многоукладности, о чем мы постоянно напоминаем в Национальной платформе бизнеса Беларуси. Это документ, в котором мы каждый год анализируем ситуацию и формулируем около ста вопросов для решения с Правительством в диалоге частного бизнеса с государством.

    Нерешенным также пока остается вопрос собственности. У нас не прошла крупная приватизация, поэтому частный сектор у нас занимает примерно 30% экономики, а государственный сектор по-прежнему доминирует. В отличие от Российской Федерации у нас не создан антимонопольный комитет, который исследует ситуацию на рынках, выявляет действия монополистов на тех или иных товарных рынках, наказывает их и изучает, как ведут себя транснациональные корпорации. Этого в Беларуси пока нет, поэтому многим предприятиям и предпринимателям приходится работать вслепую на свой страх и риск, нащупывая определенные рыночные ниши. Из-за этого многие сделки заканчиваются неплатежами, убытками и разорением. Мы надеемся, что Правительство, которое ведет с нами диалог на эту тему, поставит эти проблемы в центр внимания и в ближайшее время они будут преодолены. Таким образом, мы обретем большую уверенность в наших рыночных взаимоотношениях.

    Это основные проблемы. На сегодня 90% белорусского частного бизнеса не имеет ни офисных, ни производственных собственных помещений, которые являются очень непостоянной основой. Надо развиваться, внедрять инновации и модернизироваться. Вряд ли кто-то будет покупать оборудование и входить в кредитные отношения для того, чтобы через три года переселиться из самостоятельно оборудованного помещения. В этом отличие белорусского бизнеса от российского и казахстанского.

    - Как видят белорусские бизнесмены перспективы сотрудничества с Россией, с учетом изменений, произошедших в мировой экономической и политической ситуации?

    - Российский бизнес и российская экономика были и остаются основным партнером белорусского бизнеса. Более того, сегодня, когда мы прошли по ступенькам создания Таможенного союза, Единого экономического пространства и ЕАЭС, была создана очень мощная площадка для развития нашего сотрудничества. Грубо говоря, сегодня не имеет значения, где зарегистрирована фирма: в России или в Беларуси. Теперь российские фирмы получили больше возможностей для работы в Беларуси без ограничений, как и белорусские. Поэтому сегодня ситуацию в бизнесе можно сравнить с большим футбольным полем, на котором будет побеждать только самый сильный, ловкий и подготовленный игрок.

    Для нас очень важно сотрудничество.

    Во-первых, Россия для нас это очень большой рынок сбыта. Во-вторых, в последние годы к нам пришли довольно сильные российские банки, поэтому финансовый рынок России сегодня стимулирует деятельность российских предприятий на нашем рынке. Отсюда появились совместные риэлтерские компании, довольно большой импульс получил рынок недвижимости, который привлекает российский бизнес.

    По нашим оценкам более 60 финансово-промышленных группировок России, за каждой из которых стоит какой-то российский миллиардер, сегодня двигаются на нашем рынке. Это в основном позитивно, потому что российский рынок пользуется ресурсами с очень четкими интересами. Конечно, он создает конкурентное поле для некоторых компаний, но в основном это партнерские отношения. То есть там, куда приходит российский бизнес, наращивается экономический потенциал. Мелкие компании не могут конкурировать с таким бизнесом, а многие не могут освоить крупные проекты, но сегодня у нас есть потребность именно в больших проектах на пространстве России, Казахстана, Армении, Беларуси, потому что эта площадка требует наполнения и многостороннего сотрудничества.

    - В каких российских проектах сегодня наиболее интересно принимать участие представителям бизнес-сообщества Беларуси, а в каких отраслях экономики, на Ваш взгляд, остался нераскрытый потенциал сотрудничества?

    - Безусловно, сфера энергетики. Мы сегодня довольно зависимы от российских топливно-энергетических источников. Мы занимаемся переработкой того, что есть в России и возвращаем на российский рынок переработанную продукцию. Таким образом, происходит разделение труда в этом секторе между крупными предприятиями Беларуси и России.

    Новым направлением также является альтернативная энергетика. Члены Республиканской конфедерации предпринимательства Беларуси сейчас рассматривают некоторые проекты совместно с российскими предприятиями в области самых современных технологий, в том числе и нанотехнологий в сфере энергетики.

    Я был поражен, когда узнал о существовании проекта, который позволяет в области гелиоэнергетики создавать оборудование, которое работает с КПД 55%. В то время как солнечные батареи сейчас имеют КПД 15%. Если все получится, то в Беларуси будет налажено производство таких батарей с КПД 55%. Это революция в энергетике.

    Нам необходимо заместить углеводородную составляющую экономики, соскочить с этой «иглы», на которой, к сожалению, находится и российская экономика, и перейти в сферу новых технологических циклов. Над этим сегодня думают наши ученые и предприниматели, которые находятся на пике инновационных действий. Это всего лишь один из примеров.

    Россия сегодня выступает колоссальным потребителем белорусской продукции. В первую очередь, это продукты питания. У нас в Беларуси развито крупнотоварное производство мяса и молока. Мелкие белорусские предприятия объединяются. В том числе, много здесь и частных предприятий. Нам удалось выкупить более тысячи убыточных колхозов. В результате появилось достаточное количество прибыльных и рентабельных предприятий, в которых иногда молоко дает до 60% прибыли. Поэтому приток инвестиций в эту сферу даст ощутимый результат. Я знаю одно российское предприятие, которое раньше покупало молоко в Беларуси для торговых сетей России, а сегодня переходит на систему инвестирования, расширяя производство. Об этом можно говорить и в сфере мясопереработки и деревопереработки.

    Целый ряд белорусских предприятий в последние годы прошли модернизацию. Они неплохо оснастились. Например, группа предприятий «ЗОВ» в Гродненской области. Их продукция будет востребована российским рынком, потому что она приемлема по ценам и обладает качеством мирового уровня. Российский рынок здесь будет достаточно перспективен.

    Также белорусские предприятия производят оборудование для вакуумного напыления. Мало кто знает, но все телефоны мира и все экраны производятся на оборудовании, которое создано одним небольшим и скромным белорусским предприятием, которое в России находится в списке оборонного комплекса. У нас есть такие «звездочки», которыми мы очень гордимся. Они существуют наряду с нашими традиционными автомобильными гигантами, где идет интеграция по другой схеме.

    Я лично постоянно связан с российской экономикой: являюсь участником создания торгового дома в Якутске и 40 лет работаю по строительству и освоению районов Южно-Якутского территориально-промышленного комплекса. Я принимал участие в строительстве четырех гидростанций и сегодня участвую в строительстве целого ряда объектов. Так, в ближайшее время весь мир узнает об Илькинском месторождении каменного угля в Амурской области. Белорусские предприятия также принимают участие в целом ряде проектов, а белорусские БелАЗы работают в алмазной трубке под Мирным, в угольных бассейнах в Якутии, Кузбассе.

    Крупная техника, которую мы производим, абсолютно не применима в Беларуси. Изначально, так было спланировано, что вся эта техника должна была идти на большой рынок. Для нас таким рынком является Россия. Мы производим технику, которая способна работать в условиях вечной мерзлоты, которая конкурентоспособна по сравнению с техникой из Канады и Японии. Я привел всего несколько примеров, так как каждый месяц и каждый год дает нам новые примеры. К сожалению, мы проводим недостаточное количество исследований. В России есть агентство «РосБизнесКонсалтинг», где можно приобрести около тысячи бизнес-исследований. У нас в Беларуси только два года назад представители частного бизнеса создали аналитическое агентство «Бизнес-Новости», которое исследует наши рынки и предоставляет возможность провести исследования. Это своеобразный метод точечной наводки для ориентации действий бизнеса.

    - Противодействуют ли российские производители притоку белорусских товаров в РФ через «торговые разногласия», и каким образом это происходит или могло бы происходить на практике?

    - Конкуренция существует в любой стране, на уровне любого региона и в любой отрасли. Иногда эта конкуренция не нравится и появляется желание, используя неконкурентные рычаги, подавить предпринимательскую активность. Это так называемые «торговые войны». Подобные отклики мы слышали в адрес молочной, мясной и другой продукции. Думаю, всем известна история с найденными микроэлементами в белорусской колбасе. В результате выяснилось, что эта колбаса произведена не в Беларуси.

    Можно сказать, что прямого противодействия нет. Существует только неофициальное противодействие, например, в виде сезонной антирекламы. Так, каждой весной, когда появляется достаточная кормовая база, между хозяйствами, которые занимаются производством молока, усиливается конкуренция. В такое время среди представителей молочной отрасли возникают заявления о том, не слишком ли много белорусского молока на рынке. Такой шум препятствует развитию нормальных торговых отношений. Однако, это фрагментарные процессы, которые часто проводятся с использованием административного ресурса российских контролирующих структур. В таких случаях к решению вопросов подключается наше правительство, идут переговоры, привлекаются и правоохранительные органы. Как правило, такие конфликты преодолеваются. Подобные ситуации происходят не только на рынках Беларуси и России, но и во всех странах мира. Такое же было и на рынке США. Как только дешевые белорусские мотоциклы, которые с удовольствием покупали американские студенты, стали продаваться на континенте, сразу же возник судебный иск и продажи прекратились.

    Создание дополнительных барьеров возможно в том случае, если наши предприниматели недостаточно осведомлены о законодательстве и не умеют пользоваться антидемпинговыми инструментами. В настоящее время в Беларуси проходит обучение кадров по этим вопросам. В ВТО применяются некоторые защитные механизмы для борьбы с таким противостоянием, но мы, к сожалению, не входит в состав ВТО, и такие механизмы для нас не применимы.

    - Как сегодня меняется российский деловой климат для белорусских предприятий? Какие новые сложности возникают и, наоборот, какие возможности открываются?

    - На мой взгляд, сложности по-прежнему связаны с незнанием партнеров. В связи с этим, партнеры не всегда подбираются оптимально. Часто это люди далекие от бизнеса, у которых нет продуманной стратегии. К сожалению, как в Беларуси, так и в России нет единой промышленной политики, поэтому возникает избыточное дублирование и очень слаба кооперация, хотя первые проблески в этом направлении уже есть. Например, на базе Минского столичного союза предпринимателей и работодателей действует центр содействия развитию заказов – субконтрактация. Десять лет назад мы вошли в российское «Национальное партнерство развития субконтрактации», центры которого есть в Перми, Ярославле, Москве, Санкт-Петербурге. Мы вместе проводим выставки, ярмарки по субконтрактации. По нашей сети распространяем информацию о возможных способах кооперации. Это очень хороший пример сотрудничества. К сожалению, это слабо замечают наши чиновники, которые просто недостаточно владеют инструментами субконтрактации. Здесь нужна элементарная государственная поддержка, потому что на сегодня она основывается исключительно на частной инициативе, инициативе общественных организаций, тогда как должна стать государственной политикой.

    На наш взгляд необходимо избежать дублирования, а, возможно, и объединить усилия и сконцентрировать финансы для выпуска конкурентоспособной техники, которая в условиях мировой глобализации могла бы продаваться на различных рынках мира. Здесь есть о чем подумать промышленникам.

    В ближайшее время Министерство промышленности Беларуси станет Министерством промышленной политики. Думаю, понятно, что необходимо не управлять предприятиями, а создавать условия для развития индустрии и готовить соответствующие кадры. Сейчас мы совместно с Белорусским государственным университетом и одним из немецких университетов создаем совместную программу по «Индустриальному менеджменту». В течение четырех лет у нас появятся кадры, которые способны активизировать данный процесс.

    Надо сказать, что потенциал нашего сотрудничества мы не используем даже на 10%. На данный момент все идет по старым налаженным советским схемам. Это не болезни разрыва традиционных связей, а неумение мыслить конструктивно и стратегически. По мнению белорусского бизнеса, необходимо создать промышленные стратегии, в том числе и индустриальные, привлечь систему долгосрочного прогнозирования. Например, в России действует система форсайта – определение приоритетов долгосрочного прогнозирования технологических разработок. Так, группа Потанина скупает платиновые заводы, потому что в будущем это станет основой производства двигателей, работающих на воде. К сожалению, метод форсайта в Беларуси не освоен, а в области индустрии надо работать, опираясь исключительно на такие исследования.

    -Владимир Николаевич, а что мешает белорусским производителям более эффективно торговать с российскими регионами?

    - Эффективно торговать с российскими регионами мешает незнание местных рынков. Здесь серьезным потенциалом обладает региональное развитие. Как и во всех странах мира, так и между Беларусью и Россией большим потенциалом обладает сотрудничество между регионами. Каждый регион России имеет свою техническую и экономическую характеристику, также как и наш регионы. Поэтому для развития межрегионального сотрудничества надо знать преимущества и недостатки регионов. Например, сегодня активно развиваются отношения с Калининградской областью. Недавно там мы провели несколько форумов с предпринимателями и администрацией и убедились, какими перспективами обладает данный регион: выход к морям, портовое хозяйство – все это может быть активно использовано в наших схемах. Мы уже приступили к развитию логистических центров на территории России.

    В Беларуси активно работает Белорусская универсальная товарная биржа, которой нет у наших российских коллег. Сегодня через нее работает более 50 стран мира и более 14 тысяч брокеров. Биржа – это антикоррупционный механизм – все сделки ясные и прозрачные. По этой схеме сегодня мы поставляем сухое молоко в Японию. Также осуществляются сделки и во многих регионах России. Одним словом, очень много отраслей, в которых мы можем развернуть сотрудничество.

    - И в завершение расскажите о том, чего ждут представители бизнеса Беларуси от 2015 года?

    - Представители белорусского бизнеса, в первую очередь, ожидают выравнивания экономических и организационных условий между частным и государственным бизнесом, а также между бизнесами в целом. Мы считаем, что необходимо унифицировать налоговое законодательство. Например, на сегодня в Казахстане налог на добавленную стоимость составляет 12%, в России – 18%, а в Беларуси – 20%. Мы также различаемся по налогам на прибыль и по возможностям применения финансовых инструментов, что мешает не только белорусскому бизнесу, но, на наш взгляд, сдерживает и российский бизнес. Необходимо «заточить» наши финансовые институты и налоговую политику под возможность сотрудничества. Это станет дополнительной гарантией для бизнеса. Также необходимо создавать специальные институты финансовой помощи по продвижению интересов бизнеса, так как малый и средний бизнес Беларуси не сможет полноценно сотрудничать с бизнесом России, который, в основном, уже представлен крупными финансово-промышленными группами.

    Кроме того, нужна аналитика и информация о возможностях рынка. Мы делаем определенные шаги. Совместно с Посольством России мы издаем специализированную литературу и пытаемся проанализировать связи Беларуси со всеми российскими регионами. Когда мы знаем потребности, реально оцениваем возможности и находим партнеров, которые готовы четко и ясно сформулировать проблему или предложение, начинается нормальное сотрудничество.

    Беседовала: Шершнева Алеся

    Видео/фото: Таяновский Владимир