проекты союзного государства
Меню

    Online-брифинг

    15:40, 18 марта

    Интернет-видеобрифинг: «Беларусь и Россия: сотрудничество с международными организациями»

    • Информационно-аналитический портал Союзного государства провел интернет-видеобрифинг с директором Центра стратегических и внешнеполитических исследований Арсением Сивицким

    Информационно-аналитический портал Союзного государства провел интернет-видеобрифинг с директором Центра стратегических и внешнеполитических исследований Арсением Сивицким.

    Тема видеобрифинга «Беларусь и Россия: сотрудничество с международными организациями»

    - Беларусь и Россия проводят согласованную внешнюю политику. В рамках Союзного государства регулярно проходят межмидовские консультации. Однако зачастую попытки Беларуси развернуть диалог о нормализации отношений с ЕС вызывают негативные информационные отклики в России. Как ты думаешь, чем вызвана подобная реакция?

    – Я согласен с тем, что наши российские коллеги иногда очень преувеличивают ситуацию в отношениях Беларуси с Евросоюзом, видя в попытках нормализации отношений с Брюсселем своеобразный геополитический разворот в сторону Запада и, прежде всего, в сторону европейской интеграции. Безусловно, это не совсем соответствует действительности. Дело в том, что Беларусь уже около 20 лет находится под санкциями со стороны стран Запада, включая и Европейский Союз.

    Желание Беларуси наладить отношения с ЕС, перевести их в конструктивное взаимовыгодное русло является естественным объективным желанием белорусской стороны в силу нашего геополитического положения. Какие бы разногласия у нас не существовали с ЕС – мы соседи и выполняем ряд стратегических функций в нашем регионе. Особенно если говорить о транзите энергоресурсов. Этот статус усиливается на фоне украинского кризиса.

    Беларусь пока не подписала Договор о сотрудничестве и партнерстве с Европейским Союзом. Его подписание было запланировано на 1995 год, но процесс ратификации со стороны ЕС был заморожен в силу ряда претензий к политическим процессам, которые разворачивались в Беларуси на тот момент. Отсутствие этого документа лишает белорусско-европейские отношения институциональных рамок. У нас многие взаимоотношения регулируются договорами советской эпохи, которые не совсем соответствуют потенциалу и уровню сотрудничества между Беларусью и ЕС за последние 20 лет.

    Сейчас главной задачей для Беларуси является восстановление нормальных доверительных отношений с Европейским Союзом и снятие всех санкций и ограничений в отношение как белорусских официальных лиц, так и некоторых юридических лиц, которые попали в санкционный список после непризнания президентских выборов в 2010 году. Поэтому видеть в активизации дипломатических контактов попытки развернуться от Евразийского экономического союза или России в сторону Запада – это не совсем верная интерпретация. В данном случае речь идет лишь о том, чтобы наладить конструктивный и взаимоуважительный диалог.

    Даже если сейчас санкции будут сняты и Беларусь начнет вместе с ЕС двигаться в сторону разработки Договора о партнерстве и сотрудничестве, это будет среднесрочной перспективой. Разработать подобный документ не так просто. Напомню, что Россия и ЕС подписали его еще в начале 90-ых годов. Для того чтобы разработать новый Договор, Россия и ЕС в 2009 году запустили специальную программу, которая называется «Партнерство для модернизации». Это многосекторальная программа, которая ориентирована на то, чтобы выработать конкретные положения и параметры нового договора. К сожалению, в силу украинских событий и геополитической напряженности, которая существует между Россией и западными странами, процесс подготовки Договора заморожен, как и приостановлена сама программа «Партнерство для модернизации». В любом случае, подготовительный процесс занимает, как правило, несколько лет. Даже в том случае, если этот договор будет подписан и ратифицирован, он не изменит ничего в плане геополитической ориентации нашей страны. Подобные документы предоставляют возможность установить транспарентные, предсказуемые рамки, которые отсутствовали для Беларуси все эти годы. Единственной рамкой для выстраивания отношений Беларуси с Европейским Союзом сегодня выступает программа «Восточное партнерство».


    - В России особенно негативно относятся к инициативе «Восточное партнерство». Хотя мы знаем, что Беларусь занимает конструктивную и прагматичную позицию в ее рамках: реализует различные энергетические, инфраструктурные проекты. Кстати Посол России Александр Суриков в позитивном ключе высказывался на счет участия Беларуси в данной программе. Как ты думаешь, с чем связаны опасения России и чего пытается достичь Беларусь в рамках этой инициативы?

    - В последнее время в России, особенно после украинского кризиса, «Восточное партнерство» рассматривается как инструмент стран Запада, прежде всего ЕС и США, для дезинтеграции на постсоветском пространстве и попытка выхватить из сферы влияние России ряд стран бывшего Союза. Прежде всего, речь идет о Беларуси, Украине, Молдове, Армении, частично об Азербайджане и Грузии.

    В последнее время российская сторона очень нервно оценивает эту программу, так как ее стратегической целью является заключение Договора об ассоциации и создание зоны свободной торговли с Европейским Союзом. Эти стратегические цели Россия рассматривает как угрозу для своей безопасности. Российские эксперты отмечают, согласие одного из государств бывшего Советского Союза на предлагаемые условия нанесет ущерб экономическим интересам России. Поэтому нервная и неоднозначная реакция российской стороны обусловлена экономическими и политическими потерями.

    Напомню, что Договор об ассоциации, как и зона свободной торговли, предполагает огромное количество обязательств, которые серьезно изменяют политическую среду и структуру экономики страны, подписавшей эти соглашения. Следует отметить, что Договор об ассоциации является предварительным необходимым этапом для государства, которое решило вступить в Европейский Союз. Меры, прописанные в этом документе, позволяют провести реформы политической и экономической системы. Если мы посмотрим на опыт ЕС на заключение Договора об ассоциации с другими странами, например, странами Африки в рамках южного измерения политики соседства или более известный пример – Договор об ассоциации с Турцией. Турция подписала этот документ почти полвека назад, но за этот период до сих пор так и не приблизилась к реальному членстве в ЕС.

    Положение о членстве в ЕС отсутствует в Договоре об ассоциации. Документ не выступает гарантией того, что в случае его успешного выполнения страна, подписавшая Договор, войдет в Европейский Союз. Как мы знаем, несколько стран на постсоветском пространстве подписали Договор об ассоциации. Это Украина, Грузия и Молдова. Сегодня главным вопросом со стороны экспертного сообщества является то, насколько эти страны готовы реализовать все меры, прописанные в документе, а не просто декларировать свое желание их выполнить. К сожалению, на примере Украины видим, что до сих пор не проводится никакой работы для внедрения в реальную практику положений и норм Договора об ассоциации.

    Беларусь относительно этого Договора изначально заняла достаточно прагматичную позицию. Это, в том числе, было связано и с тем, что участие в данной программе было нам недоступно по некоторым причинам. Во-первых, нам недоступен двусторонний компонент этой программы в связи с тем, что между Беларусью и ЕС не подписан базовый Договор о сотрудничестве и партнерстве. Во-вторых, в отношении белорусских властей действуют меры принудительной дипломатии. Беларусь не представлена на саммитах «Восточного партнерства», а также белорусская делегация не участвует в Парламентской ассамблее Восточного партнерства. Тем не менее, даже в условиях такой дискриминации Беларусь находит возможность разрабатывать и реализовывать проекты, которые связаны с бизнес-измерением и реализацией инфраструктурных проектов. Например, два таких проекта были включены в дорожную карту Восточного партнерства: модернизация автомобильной дороги Минск-Вильнюс и создание скоростной железной дороги Минск-Вильнюс. Есть также несколько технических моментов, которые реализуются через «Восточное партнерство», например, программа по укреплению границ со странами Европы.

    Говорить о том, что Беларусь собирается в перспективе подписать Договор об ассоциации не приходится. Это нереалистичный сценарий, так как наша страна, прежде всего, выступает с позиции углубления евразийской интеграции. Сегодня, к сожалению, непонятно, каким образом евразийские интеграционные процессы будут соотноситься с европейскими. Но белорусская сторона готова предпринимать все усилия, чтобы наладить диалог с двумя интеграционными объединениями. 2015 год – это год председательства Беларуси в ЕАЭС. Одним из пунктов повестки дня наша страна определила для себя выстраивание взаимодействия с Европейским Союзом.

    Бонус, который Беларусь получит от программы «Восточного партнерства» связан с упрощением визового режима, в результате которого стоимость виз для белорусских граждан сократится с 60 евро до 35 евро. Участие Беларуси в «Восточном партнерстве» не несет никаких рисков для России, хотя наши российские партнеры и видят в нашей активности по линии сотрудничества с Европейским Союза угрозу для своих стратегических интересов. Как я уже говорил, сегодня оснований для этого не существует. Главная цель Беларуси – с помощью площадки «Восточного партнерства» установить взаимовыгодный диалог с европейскими партнерами. Думаю, что на этом исчерпываются цели нашей страны.

    Мы знаем, что в связи с украинскими событиями Восточное партнерство сегодня находится в кризисе, поэтому есть надежда на то, что эта программа трансформируется с учетом этого опыта и будет принимать во внимание интеграционные процессы, которые происходят на постсоветском пространстве. Беларусь изначально выступала именно с таких позиций. Более того, наша страна озвучивала идею о создании так называемого Клуба друзей «Восточного партнерства», в том числе, активно приглашая туда и Турцию, и Россию, и другие страны для того, чтобы парадигма «интеграции интеграций» начала воплощаться на практике.


    - Выступая перед личным составом Вооруженных Сил Президент Беларуси заявил о том, что наша страна открыта к конструктивному диалогу с НАТО. В чем заключается сотрудничество Беларуси с Североатлантическим альянсом, и на каком уровне находятся отношения России и НАТО?

    - Республика Беларусь с 1995 года является участницей программы НАТО «Партнерство ради мира». Это такой инструмент, который позволяет выстраивать отношения между альянсом и государствами, которые не входят в этот блок. За это время Беларусь прошла несколько этапов программы, заключив с НАТО Соглашение о программе партнерства и сотрудничества. Наша страна также участвует в оценке и планировании сил, а также частично подписана Концепция оперативных возможностей. В целом, Беларусь открыта для диалога с НАТО даже несмотря на то, что блок долгое время выступал критиком процессов, которые происходят на территории Беларуси.

    Украинский кризис серьезно обострил геополитическую ситуацию в нашем регионе. Она фактически сегодня развивается непредсказуемым образом. И тот факт, что РФ и НАТО концентрируют свои войска, создают определенные опасения у белорусского руководства. Если с Россией у нас существует союзная группировка войск, здесь все более-менее прозрачно, то с НАТО у нас не такой уровень транспарентности. Белорусское руководство заинтересовано в том, чтобы установить этот уровень прозрачности и доверия в тех непростых условиях, которые мы наблюдаем. Для этого существуют определенные институциональные рамки. Но если сравнивать уровень и глубину отношений Беларуси с НАТО, в сравнении с другими государствами постсоветского пространства, я бы назвал его минимальным. У нас даже в рамках концепции оперативных возможностей не подписано соглашение об обмене конфиденциальной информацией. Это отсекает возможность Беларуси участвовать в учениях по линии «Партнерство ради мира», хотя большинство постсоветских стран, включая РФ, имеет такое соглашение с НАТО.

    Если смотреть по количеству мероприятий, которые ежегодно проходят по линии «Партнерство ради мира», Беларусь и НАТО около 125 мероприятий в год, в то время как РФ до украинского кризиса проводила совместно с НАТО по данной программе более 450 мероприятий.

    Если сравнивать уровень нашего взаимодействия с НАТО и уровень взаимодействия России, то здесь наблюдается колоссальная разница. У РФ свой формат отношений, Совет «Россия – НАТО». Такой формат подразумевает глубокий уровень не только военной, но и технической, политической координации и сотрудничества. На самом деле этот механизм очень успешно работал до украинского кризиса. Сейчас он приостановлен, но не полностью. Так или иначе, он до сих пор функционирует, потому что в нынешних условиях геополитической напряженности уровень транспарентности и предсказуемости может быть обеспечен только за счет интенсивных контактов.

    Россия, особенно во времена президентства Дмитрия Медведева, очень активно сближалась с НАТО. Был реализован серьезный проект – Северная распределительная сеть, которая осуществляла поставки грузов для международной коалиции в Афганистане, а также вывод войск из страны, который начался с конца 2014 года. В том числе он осуществляется через Северную распределительную сеть. Она проходит через территорию ряда Центральноазиатских стран, РФ и Беларуси. Дальше сеть выходит на европейские страны – Литву, Латвию, Польшу.

    У российской стороны с НАТО создан транспортно-логистический пункт под Ульяновском. Его задачи – транспортировка грузов в Афганистан, и, конечно, это демонстрирует глубокий уровень сотрудничества. У РФ с НАТО и США пописан договор «Статус сил», который определяет параметры политического сотрудничества с альянсом и США. Более того, он позволяет размещать американские и натовские войска на территории России, гарантируя дипломатический иммунитет. С Беларусью такой договор не подписан, хотя это один из первых шагов любого государства, которое участвует в программе «Партнерство ради мира». Без него невозможно проведение совместных учений, уровень отношений Беларуси с НАТО по сравнению с другими постсоветскими странами, особенно с РФ, остается очень низким.

    У Беларуси с НАТО до 2010 года было несколько интересных проектов. Предлагалось создать миротворческий корпус, который бы тренировался в соответствии со стандартами ООН по проведению миротворческих операций.

    В рамках этого проекта в Беларуси удалось создать миротворческую роту. Некоторые офицеры этой роты успели принять участие в ряде миротворческих операций по мандату ООН. Была идея создать такой Центр по радиохимической и биологической защите, подписать договоры, в том числе по обмену информацией. Но эти проекты были заморожены в связи с непризнанием президентских выборов 2010 года.

    Беларусь заинтересована в том, чтобы возобновить эти проекты. Попытка пересмотреть обязательства Беларуси в рамках союзной группировки войск или в рамках ОДКБ – это не совсем верная оценка. К сожалению, мы с такими оценками сталкиваемся все чаще и чаще. Но, на мой взгляд, это свидетельствует о низкой компетентности тех экспертов, которые занимаются Беларусью, ее военным сотрудничеством с другими странами.

    - Арсений, ты упоминал о важности транспарентности в отношениях. Совсем недавно Россия вышла из договора ДОВСЕ, при этом попросила Беларусь представлять ее интересы в организации. Расскажи, в чем суть этого договора, к чему он обязывает, и как Беларусь может представлять интересы России?

    - ДОВСЕ определяет численность для обычных вооружений. Главная цель договора – предотвратить новую гонку вооружений, особенно в регионе, где РФ и страны НАТО, входящие в Совет Европы, граничат друг с другом.

    В 2007 году РФ приостановила свое членство в организации и выполнение обязательств по ДОВСЕ, потому что тогда произошло расширение НАТО. Альянс приближался к границе с РФ, и это дало повод российской стороне обвинить западных партнеров в том, что они этот договор не соблюдают. Тогда по инициативе РФ была проведена процедура адаптации этого договора к изменившейся реальности.

    Произошло две волны увеличения НАТО – за счет Центральных и Восточноевропейских государств, а также Прибалтики. Но проблема сводилась к тому, что те параметры и обязательства, которые прописаны в ДОВСЕ, не соблюдались. В связи с украинским кризисом, особенно в условиях, когда НАТО начал наращивать свои силы в Центральноевропейских и Прибалтийских государствах. Это послужило поводом для российской стороны не просто приостановить свое членство, но, по сути, практически выйти из соглашения.

    Здесь не идет речи о том, что РФ отказывается от консультаций и переговоров по ограничению обычных вооружений, но пока нет рамки, которая бы позволяла с российской точки зрения в конструктивном режиме обсуждать проблемы.

    Беларусь, как и Россия, является членом консультативной группы. С учетом того, что они имеют общее пространство безопасности и обороны, то это логичный шаг со стороны РФ делегировать часть полномочий белорусской делегации. Но насколько этот механизм эффективен, покажет время. К сожалению, в последнее время мы наблюдали, что российская сторона не очень хочет консультироваться с Беларусью по вопросам внешней политики и безопасности. Украинский кризис и те процессы, которые развернулись после него, тому свидетельство.

    Иногда даже некоторые белорусские инициативы по урегулированию украинского кризиса не всегда находили оперативный отклик со стороны РФ. Совместная коллегия МИД двух стран прошла через полгода после того, как произошел украинский кризис. Отсутствие оперативности, постоянных консультационных механизмов, которые предполагаются в Союзном государстве, наносит ущерб безопасности в нашем регионе.

    Существует желание этот диалог с российскими коллегами интенсифицировать, особенно по вопросам безопасности. Пока непонятно, как его выстраивать. Например, механизмы, которые существуют в рамках союзной группировки войск, продемонстрировали свою неэффективность. РФ принимала решения о включении в свой состав Крыма самостоятельно, не проведя консультаций. Хотя в силу того, что у нас общая группировка войск, это необходимо было, прежде всего, консультироваться со своими партнерами. Ведь последствия могли быть непредсказуемыми. Мы в любом случае отвечаем вместе за действия каждого из нас на политической арене. Пока непонятно, готова ли РФ не чисто формально делегировать права в рамках консультативной группы, а действительно консультироваться. Мы видим, что восприятию событий на Украине у РБ и РФ позиции отличаются. И я бы не сказал, что предпринимаются какие-то попытки их синхронизировать и в идеале выйти на какое-то единство позиций.

    Если мы сравним эту ситуацию с тем, как решения принимаются в НАТО, то конечно это кардинальным образом отличается от тех механизмов, где решения принимаются на основе консенсуса. В нынешних условиях отсутствие этого диалога и консультаций уменьшает степень транспарентности, предсказуемости и может повлечь за собой непоправимые последствия. Белорусская сторона выступает за налаживание этого диалога на разных площадках, начиная от ООН, где РБ активно выступает с различными позициями через Генассамблею, заканчивая такими форматами взаимодействия в рамках ОБСЕ. Беларусь принимает участие в нескольких консультационных механизмах по линии этой организации. В рамках ОДКБ механизмы принятия решений в кризисных ситуациях в условиях украинского кризиса не сработали. Белорусская позиция заключается в том, чтобы быть максимально открытыми для конструктивного взаимодействия как со своими партнерами по постсоветскому пространству, так и с западными странами.


    Беседовал: Андросик Станислав

    Фото/видео: Таяновский Владимир