проекты союзного государства
Меню

    Online-брифинг

    15:25, 12 мая

    Интернет-видеобрифинг: «Какие свидетельства Великой Отечественной войны еще хранит в себе белорусская земля»

    • Информационно-аналитический портал Союзного государства провел интернет-видеобрифинг с заведующим отделом археологии Средних веков и Нового времени Института истории Национальной академии наук Беларуси Вадимом Кошманом

    Информационно-аналитический портал Союзного государства провел интернет-видеобрифинг с заведующим отделом археологии Средних веков и Нового времени Института истории Национальной академии наук Беларуси Вадимом Кошманом на тему:

    «Какие свидетельства Великой Отечественной войны еще хранит в себе белорусская земля»

    - 70 лет мы живем в Беларуси под мирным небом, но белорусская земля до сих пор хранит в себе свидетельства тех страшных военных событий.

    Так, на месте бывшего лагеря смерти «Тростенец», где сейчас ведутся масштабные работы по строительству мемориала, археологи находят останки, личные вещи тех, кто был зверски замучен и убит на этом страшном месте.

    - Вадим Иванович, расскажите, пожалуйста, что сейчас происходит в «Тростенце».

    - На территории бывшего концентрационного лагеря «Тростенец» проходят масштабные работы по сооружению мемориального комплекса. Археологическое сопровождение за этими работа организовано еще с весны 2014 года, и вот по сей день мы отслеживаем эти работы. Для чего это делается? В первую очередь, в целях соблюдения законодательства РБ в области охраны историко-культурного наследия. Ведь данной территории бывшего лагеря присвоен статус историко-культурной ценности, поэтому любые земляные и строительные работы должны сопровождаться археологическим надзором в форме раскопок, наблюдения. В «Тростенце» есть и археологические раскопки, и наблюдение за земляными работами.

    Дело в том, что во время любых земляных работ вероятность обнаружения чего-либо всегда велика, а на территории таких знаковых мест, как археологические объекты, памятники либо территория бывших лагерей смерти, всегда есть вероятность обнаружения человеческих останков, остатков сооружений.

    И действительно при работах 2014-2015 годов были обнаружены археологические артефакты. Так, благодаря нашим работам мы на территории лагеря «Тростенец» получили археологические материалы 17-ого века. Это керамика, изразцы, усадебный дом к.18.-н.19-ого веков, который использовался администрацией лагеря в качестве хлебного склада.

    Что же касается функционирования самого лагеря, выявляются страшные вещи, свидетельства того времени в виде костных человеческих останков. Выявляются личные вещи – посуда, кружки, котелки, судки, ложки, вилки, очки. Например, в августе 2014 года. При реконструкции места, где располагался колхозный амбар, в котором в конце июня 1944 года происходили массовые расстрелы, потом тела там подожгли, уже на глубине 40-50 см от земляной поверхности начали массово встречаться человеческие останки, фрагменты обуви, одежды.

    Мы, археологи Института истории, тесно сотрудничаем с 52-ым батальоном Министерства обороны. Мы вызвали его представителей, т.к. они занимаются эксгумацией с мест такого рода. Совместно с представителями батальона мы поднимали эти останки, сделали антропологическое изучение – кому принадлежали останки, приблизительное количество людей. Потом, по согласованию с местными органами власти мы пригласили батюшку и там же перезахоронили эти останки. Именно на этом месте по подсчетам чрезвычайной комиссии, которая действовала в 1944 году, было загублено около 6-6,5 тысяч человек.

    В «Тростенце» сохранилась дорога, которая имеет неофициальное название – «дорога смерти». Это тополиная аллея, где деревья сажали заключенные лагеря, и при реконструкции с одной стороны выявлены останки двух человек, которые были нами изучены и перезахоронены. Возможно, заключенных вели на расстрел, возможно, в Благовщину, и оп каким-то причинам они туда не дошли. Их расстреляли и присыпали прямо около дороги. Такие факты, к сожалению, выявляются, и в этом тоже заключается благородная миссия, потому что мы никогда, скорее всего, не узнаем фамилий, имен тех людей, которые погибли в этом лагере, однако их останки при такого рода земляных работах должны выявляться и быть захоронены. Мы не должны забывать о той масштабной трагедии, которая произошла на этой территории в 1942-1944 годах.


    - Территория белорусской деревни стала одной общей могилой для сотен тысяч не только советских граждан, но и евреев из Польши, Австрии, Германии. И, к сожалению, на месте концлагеря орудуют черные копатели. Какой ущерб они успели нанести? И почему они чаще всего остаются неуловимы и безнаказанны?

    - Лагерь «Тростенец» территориально состоял из трех точек. Это собственно сам лагерь, который сначала имел функцию трудового лагеря. Там находились люди, которые обеспечивали администрацию Минска и СД, СС всеми продуктами продовольствия. Там были теплицы, предприятия. Но потом, начиная с 1941 года, до организации лагеря «Тростенец», в урочище «Благовщина» начали привозить евреев, которых депортировали из стран Западной Европы, и массовые расстрелы начались намного раньше организации самого лагеря. На протяжении 1941-1942 годов проходили массовые расстрелы евреев. И вот как раз в отношении этих депортированных людей существует документация, когда, откуда они выехали, когда прибыли на конечную станцию, либо Тростенец либо Минск. И можно судить о том, что они там, скорее всего, и были расстреляны. Так вот в урочище Благовщина потом на протяжении всего 1943 года действовала зондеркоманда 10-05, которая должна была скрыть следы этих преступлений. Они уже расстрелянных людей выкапывали, сжигали, снова закапывали во рвы. Также изымались ценные вещи – золотые зубы, украшения. Ведь люди ехали на новое место жительства, и, естественно, у них были личные, ценные вещи. Частично они изымались, и в лагере на так называемой территории чемоданов вещи хранились. По подсчетам в урочище «Благовщина», а это 1,5-2 км территории лагеря, чрезвычайная комиссия установила гибель не менее 150 тыс. человек. Но что касается депортированных из Западной Европы, эта цифра колеблется в размере 20 тыс., об именах, фамилиях этих людей исследователи могут говорить более конкретно. К сожалению, по остальным людям, которые там покоятся, нельзя ничего сказать. Это люди, которые были арестованы в Минске во время облав, подпольщики, партизаны, так или иначе, советские граждане, которые оказались в тюрьмах Минска, и на массовые расстрелы их возили часто в «душегубках». Туда их грузили в Минске, и, проезжая 10-12 км до Благовщины, они уже были мертвые, и их просто там закапывали. К осени 1943 года Благовщина прекратила функционирование, людей стали сжигать уже в урочище Шашковка, которое находилось на территории лагеря «Тростенец».

    Что касается активизации «черных копателей», т.к. мы начали с 2014 года работать в «Тростенце», естественно, мы осматривали все места, связанные с лагерем. И отмечены факты несанкционированных раскопок этих могил-рвов. Их в Благовщине больше 30 шириной до 3 метров и длиной до 50 метров. И на глубине 1,5-2 метра находятся останки тех людей. Так вот черные копатели, используя металлодетекторы, стремятся найти ненайденные немцами украшения, золотые зубы, личные вещи. Это ужасно, и объяснить с точки зрения морали и этики это невозможно.

    К сожалению, до настоящего времени четкого запрета на использование металлодетекторов не существует. Кроме того, этот лесной массив сейчас немного отдален, он достаточно глухой, и в принципе там достаточно безнаказанно определенное время можно копать. Но если бы оперативно люди это увидели и сообщили в органы внутренних дел, черных копателей задержали бы. В отношении их действий есть статья уголовного кодекса по осквернению, разграблению могил, наказание существует.

    Мы написали запросы в Генпрокуратуру, Министерство культуры, Мингорисполком, получили ответ, что наши просьбы приняты к сведению, организовано систематическое милицейское наблюдение за урочищем. 

    - Вот интересно: прошло уже 70 лет, но до сих пор эти останки не перезахоронили.

    - Понимаете, в чем дело: они там захоронены, хоть и немцами, но тем не менее, они захоронены. Кроме этого, подавляющее количество тел там сожжено. В этих выбросах земли, которую копали черные копатели, есть мелкие беленькие косточки. Это кальцинированные косточки сожженных людей. И даже не определить, кому они принадлежали, это очень сложно, необходимы огромные дорогостоящие анализы. Да, их можно провести по кремации, но не в таких масштабах. Археологи это делают, и это возможно, когда захоронения 2-3-его веков. Но я себе плохо представляю, как можно перезахоранивать пепел, особенно когда могил более 30.

    Нужно просто это место охранять, туда нужно ходить, приносить цветы. Там есть памятный знак, на деревьях развешены фотографии, имена, фамилии австрийских евреев, которые там захоронены.

    В следующей очереди строительства мемориального комплекса «Тростенец» стоят в планах работы в Благовщине. А сейчас идет упорядочение территории концлагеря, а урочище Благовщина – это место расстрелов.

    - На территории еще одного мемориального комплекса Беларуси – Брестской крепости – ведутся строительные работы. Скоро здесь появится патриотический центр. Вадим Иванович, Институт истории Национальной академии наук осуществляет археологический надзор на этом месте. Что находят строители? И как Вы в целом относитесь к тому, что на территории Брестской крепости начато новое строительство? Ведь объект является историко-культурной ценностью высшей категории ("0") и охраняется государством, а потому всякое новое строительство здесь запрещено.

    - Там ведутся работы, но вовсе не строительные. Казармы там существуют еще с конца 19-начала 20 веков, но они заброшены. Есть такой проект «Брест-2019», и на протяжении 2014 года проводилась инвентаризация Брестской крепости. Ведь там огромное количество помещений: казематов, казарм, которые сейчас никак не используются. Около 75% всей застройки находится в аварийном состоянии, разрушается. Когда мы заходим в крепость, то видим часть восстановленных ворот, обелиски, казармы, но это всего лишь 1/10 часть крепости.

    Сейчас ведутся скорее не строительные работы, а земляные, по подводу коммуникаций к существующим зданиям. Если планировать эксплуатацию этих помещений в дальнейшем, нам необходимо обеспечить их современными условиями. Нужна канализация, вода, электричество. Поэтому земляные работы ведутся, но там ничего не строится.

    Там действительно проводятся археологические работы под контролем археологов академии наук, но основное участие принимают археологи Бреста.

    Брест – крайне уникальное место. Территория Брестской крепости - территория бывшего города, который в начале 19 века был снесен, и на его месте была построена крепость. Там есть напластования и 11-ого и 12-ого веков, всё до 19-его века там погребено.

    При работах буквально 2-3 недельной давности обнаружено кладбище, которое никак не показано на картах 17-18 веков. Оно обнаружено при проведении силового кабеля, который закапывался на глубину 0,7-0,8 метров. Нашли останки, а к любым останкам на территории Брестской крепости самое пристальное внимание, потому что это могут быть останки защитников крепости, однако расширение работ, расчистка показывают, что там есть монеты, керамика и 17-18 веков. Долгое время эта территория никак не использовалась, до войны там был даже стадион. И скорее всего даже во время строительства Брестской крепости какие-то следы этого кладбища сохранялись, именно поэтому эта территория не была тронута застройкой.

    Кроме этого, там выявляются материалы, связанные с периодом нахождения крепости в Польше, а также с периодом войны. Вызывались специалисты 52-ого поискового батальона, которые обнаружили несколько фрагментов останков. Находятся и материалы 16-17 веков.

    Работа ведется, ведь невозможно все законсервировать и оставить, иначе оно пропадет. Другое дело, что любые такие работы должны сопровождаться археологическим контролем, чтобы не упустить те материалы, которые можно получить при этих работах.

    Ведь археология изучается не только древности каменного, бронзового века либо эпохи средневековья. Сейчас к примеру в России установлен рубеж в 100 лет, и сейчас археологи изучают Первую мировую войну.

    - Вадим Иванович, где планируются или уже ведутся раскопки времен Великой Отечественной войны?

    - Конечно, задача археологов фиксировать и исследовать по возможности всё. Но что касается периода Великой Отечественной войны или Первой мировой, поиска погибших, установления фамилий, это не совсем задача археологов. Этим занимается 52-ой отдельный поисковой батальон Минобороны, с которым мы тесно сотрудничаем. У нас есть общий план действий, мы согласовываем свои работы, они присылают нам объекты, которые планируют в текущем году исследовать, а мы их анализируем на предмет наличия археологических памятников, объектов, потому что зачастую бывает, что военные захоронения находятся на территории археологических памятников. Именно тогда необходимо присутствие археологов Института истории.

    - Вадим Иванович, спасибо за такие интересные, информативные ответы. На этом мы заканчиваем наш интернет-видеобрифинг. Спасибо за внимание!

    Беседовала: Бинда Татьяна

    Фото/видео: Андросик Станислав