проекты союзного государства
Меню

    Online-брифинг

    11:15, 26 мая

    Интернт-видеобрифинг «Устойчивый рост vs макроэкономическая стабильность»

    • Сегодня на наши вопросы ответил старший аналитик «Альпари» Вадим Иосуб.

    Портал Soyuz.by совместно с Национальным пресс-центром Республики Беларусь провел интернет-видеобрифинг. Сегодня на наши вопросы ответил старший аналитик «Альпари» Вадим Иосуб.

    -Эксперты Всемирного банка прогнозируют падение белорусской экономики на 3,5%. Негативные тенденции продолжатся и в 2016 году. Насколько реальны эти прогнозы и возможно ли их избежать?

    - К сожалению, прогнозы о падении белорусской экономики в этом году реальны. Скорее всего, мы будем расплачиваться за экономическую политику предыдущих лет. Сейчас необходимо провести ужесточение денежно-кредитной политики для того, чтобы стабилизировать ситуацию на финансовом рынке. Обеспечить будущий рост можно лишь в том случае, если удастся значительно ограничить и снизить инфляцию, сделать ее стабильно низкой. Именно это станет основой будущего роста. К сожалению, без снижения инфляции об устойчивом будущем росте говорить нельзя.

    Инфляцию можно снизить только за счет жесткой денежно-кредитной политики, то есть ситуации, когда кредиты дорогие, когда предприятиям сложно брать эти кредиты. В процессе этой стабилизации падение экономики, к сожалению, неизбежно.

    - Что касается российской экономики, то для нее в этом году также ожидается достаточно сложный период. Однако, несмотря на прогнозируемое сокращение ВВП на 3,4%, последующее умеренное восстановление ожидается уже в 2016 году. Сможет ли экономика наших партнеров восстановиться за такой короткий срок и почему?

    - Скорее всего, российская экономика восстановиться быстрее белорусской. Это связано с тем, что их экономические проблемы не так остры, как в Беларуси. У них традиционно положительное сальдо по текущему счету. В России очень внушительный объем золотовалютных резервов, они не так сильно зависят от внешнего финансирования. Сейчас страна находится на пике инфляции, которая традиционно гораздо ниже в России, чем в Беларуси. В частности это связано и с тем, что у них хорошо работает так называемый процентный канал, то есть экономика очень хорошо откликается на изменение ставки рефинансирования. Сложности в белорусской экономике связаны еще и с тем, что велика доля льготных кредитов. И когда для части экономики ощущается ужесточение политики и рост процентных ставок, то другая часть экономики, которая связана с государственными программами, не реагирует на ужесточение денежно-кредитной политики и поэтому она не так эффективна, как могла бы быть.

    - На данном этапе белорусский Нацбанк и Центробанк России принимают ряд мер по обеспечению макроэкономической стабильности. Насколько эффективны меры, которые предпринимаются на данном этапе, в обеспечении экономической стабильности двух стран, и что еще необходимо сделать для достижения поставленного результата?

    - Меры, которые принимаются Нацбанком Беларуси и Центробанком России все-таки разнятся прежде всего из-за разной ситуации в экономике и на финансовом рынке. Мы видим, что российский Центробанк уже перешел к фазе смягчения денежно-кредитной политики, то есть снижает процентную ставку. Они, наверняка, могут себе это позволить.

    У нас же в Беларуси ставка остается стабильной с начала года, потому что, снижение инфляции происходит не так быстро, как хотелось бы. Главное, что можно пожелать и белорусскому Нацбанку, и Центробанку России – это иметь в своей денежно-кредитной политике реальную независимость.

    В чем особенность любой грамотной денежно-кредитной политики? Если Правительство, в основном, рассматривает краткосрочные, текущие цели, так как для него важно прямо сейчас получить экономический рост или хотя бы снизить экономическое падение, то Центральные банки должны обеспечивать именно долгосрочную политику, которая обеспечит устойчивый экономический рост в долгосрочном периоде. Иногда это может противоречить целям краткосрочного роста. То есть политика Центробанка может быть направлена на то, что в текущий момент экономический рост может снизиться, в частности, за счет дорогих кредитов, но в результате это выведет на восходящую траекторию. Иногда бывает, что правительству страны и представителям реального сектора такая политика не нравится. Реальный сектор хочет иметь дешевые кредиты здесь и сейчас. Важно, чтобы Центробанк обладал реальной независимостью и мог противостоять лоббированию реального сектора.

    - По мнению некоторых экспертов, политика Центробанка России может навредить экономике страны даже больше, чем ужесточение санкций со стороны Запада. Как вы считаете, чем для российской экономики обернется подобная политика?

    - Действительно, политика российского Центробанка сталкивается с очень серьезной критикой, но, скорее всего, это следствие противоречий, о которых мы с вами говорили только что. Очень многие хотят, чтобы Центробанк стимулировал кредитование, думая, что это сейчас поможет экономике и населению. Однако в сложившейся ситуации важно думать не только о росте, но и о качестве этого роста. Цели, которые Центробанк преследует в долгосрочном плане, в моменте могут многим не нравиться.

    Тут можно только пожелать Центральным банкам, как Беларуси, так и России, уметь противостоять такой критике и продвигать свою независимую политику, думая о том, что будет на горизонте экономике в ближайшие 5-10 лет.

    - Эксперты неоднократно подчеркивают необходимость структурных экономических реформ для белорусской экономики. Среди выгод реформирования в долгосрочном периоде называется умеренный экономический рост, тогда как одной из основных издержке является сохранение высокого уровня безработицы. Оправданы ли подобные риски в нынешних условиях?

    - Я думаю, что риски эти оправданы и альтернативы структурным реформам просто нет. Надо понимать, что экономика это живой организм, который развивается и растет и те отрасли, которые раньше считались традиционными или даже системообразующими тоже имеют свой жизненный цикл. Рано или поздно на место этих отраслей должны прийти другие. Приведу такой пример странно было бы, если бы сто лет назад, мы пытались сохранить предприятие, которое производит телеги и производили бы их до сих пор.

    Одни предприятия должны уйти, а на их место должны прийти другие. Этот процесс обязательно будет связан с определенными издержками: высвобождением занятых, ростом безработицы. Но не надо этого бояться, потому что высвобожденная рабочая сила будет создавать ресурс, использование которого позволит вырасти новой экономике и новым отраслям.

    - Сегодня активно обсуждается вопрос создания единого валютного союза в рамках ЕАЭС. Есть мнение о том, что ни одна из стран-участниц пока не готова отказаться от проведения собственной денежно-кредитной политики. Однако, Центробанку России, поручено проработать вопрос создания валютного союза до 1 сентября 2015 года. К какому. На Ваш взгляд, результату приведут попытки создания валютного союза?

    - Я бы не стал говорить, что прямо сейчас предпринимаются попытки создания валютного союза, потому что между проработкой вопроса и созданием лежит очень большая дистанция. Мне кажется, разговоры о введении единой валюты в странах ЕАЭС во многом преждевременны.

    Можно обратить внимание на то, как создавался валютный союз в Европе. Этот процесс занял несколько десятилетий. В частности, для стран были выработаны так называемые Маастрихтские критерии. Речь шла о том, что у стран должны приблизительно совпадать инфляция, дефицит бюджета, должно быть ограничение по отношению внешнего долга к ВВП. То есть во многом экономики должны были быть синхронизированы и гармонизированы.

    Если же говорить о странах ЕАЭС, сейчас экономики находятся на разных стадиях своего развития и переживают разные экономические циклы, поэтому искусственно взять и ввести единую валюту попросту невозможно. Должен быть осуществлен длительный процесс по синхронизации макроэкономической политики, сближены налоговая система, принципы курсообразования и функционирования финансовых рынков. Итогом такой гармонизации в достаточно отдаленной перспективе может стать введение единой валюты.

    - И в заключение, как на Ваш взгляд, что на данном этапе важнее для наших стран: непрерывный рост экономики или макроэкономическая стабильность?

    - С моей точки зрения, важнее макроэкономическая стабильность, так как на самом деле без нее речи о непрерывном росте быть не может. Можно взять пример из нашей недавней истории. Самый большой экономический рост за последнее десятилетие в Беларуси произошел в 2011 году. Тогда рост ВВП составил порядка 12%. Но каково качество этого роста? В этом году стоимость иностранных валют выросла примерно на 200%. Вряд ли кто-то захотел бы повторения подобного экономического роста.

    Поэтому макроэкономическая стабильность обеспечивает рост, за которым не следует падение. Это действительно важнее. Важно расти непрерывно, а не получать «качели»: после года роста – год падения. В первую очередь, надо обращать внимание на макроэкономическую стабильность и не делать экономический рост самоцелью, обращая внимание на его качество.

    Если рост обеспечивается, например, за счет внутреннего спроса, подобная политика обязательно закончиться девальвацией. Повторюсь еще раз: очень важно достижение качественного экономического роста.

    Беседовала: Шершнева Алеся

    Видео/фото: Таяновский Владимир