проекты союзного государства
Меню

    Online-брифинг

    14:43, 10 января

    Интернет-видеобрифинг «Белорусско-российская интеграция. Итоги Высшего государственного совета Союзного государства»

    Soyuz . by совместно с Национальным пресс-центром Республики Беларусь проводит интернет-видеобрифинг с заведующим кафедрой международных отношений Академии управления при Президенте Республики Беларусь, доктором политических наук Кизима Сергеем Анатольевичем.

    Тема: «Белорусско-российская интеграция. Итоги Высшего государственного совета Союзного государства».

    — 25 декабря 2013 года состоялось заседание Высшего Государственного Совета Союзного государства. В ходе него президенты двух стран неоднократно отмечали важность союзного строительства для интеграционных процессов на всем постсоветском пространстве. А, на Ваш взгляд, какова их эффективность на данном этапе, и возможна ли постсоветская интеграция без Союзного государства?

    — Что касается эффективности, она всегда оценивается по конкретным параметрам. Возьмем, прежде всего, экономику. Конечно, нет никаких иллюзий, что после краха Советского Союза советские государства наибольшую потребность испытывали именно в восстановлении того экономического потенциала, который был разрушен в 90-х годах из-за краха Советского Союза и модернизации экономики, исходя из требований 21-го века. Поэтому, конечно же, самый главный параметр, по которому можно оценивать интеграционные процессы – параметр экономический.

    Так вот, если мы смотрим по этому параметру, то мы видим, что в результате создания Союзного государства российская и белорусская экономики стали чрезвычайно тесно взаимодействовать. Возьмем хотя бы товарооборот России и Беларуси. Конечно, в этом году он поменьше, чем в прошлом, будет 39, возможно, 40 миллиардов долларов США, но, тем не менее, это первое место у России среди стран СНГ. То есть Беларусь в рамках Союзного государства смогла опередить Украину, где живет 46 миллионов человек, а у нас – 9,5 миллионов человек. То есть вот, фактически, -- экономические параметры интеграции Беларуси и России. Вот, что уже можно измерить, пощупать, подержать в руках, посмотреть – это рабочие места, которые были созданы благодаря этой интеграции, которые в Украине как раз были потеряны, потому что не было интеграции. Это теснейшая интеграция отдельных отраслей экономики, и речь идет о дальнейшей еще более тесной интеграции и в плане машиностроения, и в плане военной тематики, оборонного комплекса, современных информационных технологий – во всем этом дальше будет идти интеграция. Но все эти основы были заложены в рамках Союзного государства. То есть вопрос очень простой: если бы не было Союзного государства, Беларусь и Россия имели бы гораздо меньший товарооборот, гораздо менее были бы интегрированы экономические регионы Российской Федерации и Республики Беларусь, не были бы созданы сотни рабочих мест, и заведомо очевидно, что уровень экономического развития и России, и Беларуси был бы значительно меньше. Потому что, к сожалению, таков факт – те страны, которые активно не участвуют в интеграционных процессах, очень много теряют. Опять же возьмем Украину. Уже неоднократно упоминалось, что там в данный момент валовой внутренний продукт на душу населения в два раза меньше, чем в Республике Беларусь.

    В принципе, это и есть та объективная сторона союзной интеграции, если рассматривать только экономику. Теперь, что касается отношений между людьми. Сегодня у нас, если захотел, в любой момент сел в поезд, в самолет, прилетел на территорию Российской Федерации, и наоборот. Если россиянин захотел приехать по работе в Минск, или минчанин в Москву, то с этим нет никаких проблем. У нас созданы максимально удобные условия, чтобы люди честно взаимодействовали, восстанавливали старые контакты, встречали своих родственников. Если мы возьмем некоторые страны, например Грузию, то здесь уже большинство россиян и грузинских граждан вынуждены соблюдать визовый режим, что, конечно же, достаточно печально. Поэтому интеграция имеет много измерений, и можно смело сказать, что союзная интеграция успешная. То, что страны пошли на союзную интеграцию в середине 90-х, – это абсолютно правильный шаг, который выгодно сказался и на Беларуси, и на Российской Федерации. И, если отвечать на вопрос, можно ли осуществлять интеграцию без Союзного государства, можно смело утверждать, что евразийская интеграция так далеко не продвинулась бы, если бы перед этим не было союзной интеграции.

    Совершенно правильно и Владимир Путин, и Александр Лукашенко на мероприятии 25 декабря в Москве отметили, что союзная интеграция позволила отработать многие техники и методики, которые внедряются в данный момент в евразийскую интеграцию, что по многим параметрам она более глубокая, чем евразийская. В последней у нас нет военного сотрудничества. Также достаточно слаба гуманитарная составляющая евразийской интеграции. Движение рабочей силы – очень хорошо, но возможность поработать казаху в России и Беларуси и, наоборот, белорусу и россиянину в Казахстане еще достаточно ограничена. Еще существует много аспектов, которые делают евразийскую интеграцию менее продвинутой.

    — В этом году Беларусь получит российский кредит в размере 2 миллиардов долларов. Сегодня в СМИ неоднократно звучат опасения о том, что это приведет к зависимости Беларуси от России. А, на Ваш взгляд, оправданы ли эти опасения?

    — Вы знаете, если чего-то бояться, то лучше вообще ничего не делать. Просто, как некоторые в постсоветских странах, сложить руки и ждать пока все развалиться само собой, пока истекут сроки власти некоторых деятелей, потом с облегчением спихнуть все наросшие проблемы на другого политика, а потом ездить по странам Запада, выступать в университетах, получать по несколько тысяч долларов за каждую лекцию, потому что ты бывший президент или премьер. Это совершенно непродуктивный вариант, если мы хотим выйти из этой достаточно непростой ситуации, в которой оказалась вся Европа. И Беларусь, и Россия, и Украина испытывают те же проблемы, что и Греция, Румыния, Болгария, и большинство стран Европейского Союза – отрицательное экономическое развитие в Евросоюзе. Это крупнейший на данный момент экономически развитый регион мира, и его рецессия, к сожалению, очень негативно сказывается на России, Беларуси, Украине и Молдавии, на других постсоветских государствах и даже на Турции, которая тоже в этом регионе находится. Ее прежние высокие темпы 7-8% роста, к сожалению, и в этом, и в прошлом году уже утрачены, а значит темпы экономики снижаются.

    Поэтому нужно каким-то образом выходить из этой негативной ситуации европейского кризиса, и тут, конечно, очень важна поддержка. Если у России высокие цены на экспортируемые ресурсы, а энергоресурсов в стране хватит на десятилетие вперед, и деньги накоплены очень солидные, почему бы в рамках союзной и евразийской интеграции, и по всем аспектам интеграции, которые идут между Россией и Беларусью, не оказать ничтожной частью своих накопленных золотовалютных резервов содействие в том, чтобы Беларусь легче пережила кризис, и не остановила свою программу модернизации? Потому что в национальных интересах Российской Федерации то, чтобы все ее союзники имели максимально развитую, продвинутую экономику.

    Программа модернизации, которая проводится в Республике Беларусь, сориентирована на то, чтобы белорусскую экономику сделать наиболее современной и продвинутой, чтобы использовалось как можно больше новых технологий. Все это требует больших денег. Поэтому в условиях кризиса, если бы часть финансирования не была бы получена, часть программ модернизации могла бы быть сокращена. В интересах ли России, чтобы замораживались программы модернизации белорусской экономики? Абсолютно нет. Россия будет сильна настолько, насколько сильны ее самые ближние союзники. И, наоборот, Беларусь заинтересована в том, чтобы российская экономика успешно модернизировалась. То есть, это совершенно нормальный шаг. Если кто-то располагает чем-то большим, он в рамках интеграционных процессов может и должен поделиться этим. И Россия поступила в этом плане совершенно разумно. Не говоря уже о тех хрестоматийных фактах, которые упоминались на встрече и в интервью после заседания Высшего государственного совета. Речь шла о том, что белорусская экономика потребляет громадное количество энергоресурсов и большое количество комплектующих, производимых на заводах Российской Федерации. Поэтому благополучие белорусской экономики означает то, что эти сектора тоже работают эффективно, задействованы миллионы рабочих на российских заводах. На миллиард экспорта белорусских тракторов закупить нужно на полмиллиарда деталей, газа, нефти и металлов на территории Российской Федерации. Ясно, что благополучие белорусского тракторного завода непосредственно влияет на благополучие тех предприятий, которые посылают все товарные потоки на территорию Беларуси для Минского тракторного завода.

    Не стоит сейчас говорить о том, что Беларусь оказывается под угрозой, что нашла деньги, чтобы не замораживать свои программы модернизации и продержаться в надежде, что страны Европейского союза начнут выходить из рецессии, что кризис, который продолжается уже шестой год, будет все-таки преодолен, греческие проблемы решатся и не перейдут на Италию и ряд других стран, которые на пороге тоже такого негативного сценария. В этой ситуации, когда и белорусская, и российская экономика окрепнут и нарастят темпы своего развития, любые кредиты можно будет вернуть.

    — В ходе Высшего Государственного Совета Александр Лукашенко оценил заседание Высшего Евразийского экономического совета, который прошел ранее, как эффективное и продуктивное. А, как по-Вашему, все ли готово для создания Евразийского экономического союза, и какие недоработки существуют на данном этапе?

    — Самые главные недоработки заключаются в том, что Таможенный союз еще не полностью заработал, а мы уже говорим о более продвинутом уровне интеграционного образования. Фактически эта очевидная проблема, ведь существует очень много изъятий, и ограничений во взаимной торговле. Мы должны устранить эти изъятия. Это будет выигрышем и для белорусской, и для российской экономики. Начнет развиваться честная конкуренция, и не будет той ситуации, когда страна, у которой какая-то из отраслей более развита, ограничивает своего торгового партнера, а будет свободная продажа, никаких таможенных пошлин в зоне торговли, свободный доступ российского предпринимателя в Беларуси, белорусского предпринимателя или государственного завода в России к заказам и тендерам. Это заставит экономики быть более конкурентоспособными, работать с большей эффективностью. Предприниматели начнут шевелиться и посматривать с опасением на потенциальных конкурентов, чтобы они перестали почивать на лаврах, если у них все хорошо, а начинали думать, как еще более эффективно производить свою продукцию, оказывать услуги, в том числе и различным государственным органам и секторам экономики. То есть, фактически это достаточно полезная вещь. Надеюсь, в те сроки, которые были озвучены на Саммите Евразийского экономического союза, что 1 марта будет составлен список этих изъятий и разработан план, в какие конкретно сроки и какие изъятия будут ликвидированы, все заработает. 1 марта будет составлен этот список, чтобы к 1 января 2015 года Евразийский экономический союз был создан на основе эффективно функционирующего без всяких ограничений Таможенного союза и Единого экономического пространства.

    В принципе можно сказать, что Евразийский Саммит оказался достаточно эффективным потому что он поднял эту больную проблему, которая помешала бы в решении других вопросов. Когда уже президенты назначили конкретный срок, нижестоящие чиновники, у которых были свои соображения и которые говорили: «Вот немножечко… А еще это…А мы не хотим…» – не было выхода. Они вынуждены были определить ограничение, и его срок, и программу этого ограничения должны на стол перед президентами положить. То есть это еще и преодоление тех бюрократических механизмов, которые мешали реализовать это решение в жизнь.

    На мой взгляд, Евразийский Саммит можно признать очень успешным. Было принято решение о том, что Армения практически в полном объеме будет присоединяться к Евразийской экономической интеграции. Также состоялось обсуждение моментов по Кыргызстану, которые остались, чтобы эта страна, как и Армения, смогла присоединиться к интеграционным процессам. Еще раз президенты трех стран доказали, что проблемы существуют, они очевидны, их нужно честно обсуждать, их нужно выводить на чистую воду, их нужно решать.

    Самое страшно, на мой взгляд, когда говорят красивые слова, обнимаются перед камерами, но в реальности дело не идет. Саммит - это не тот вариант. Это вариант, когда все честно обсуждается и находится механизм решения проблем. Потому что только решая проблему, можно развивать успешные интеграционные процессы.

    — Как Вы оцениваете вероятность вступления Украины в Таможенный союз в следующем году?

    — Вы знаете, тут все зависит от того, как в Украине решат проблемы с явно имеющимся политическим кризисом. Сегодня значительная часть населения, прежде всего на Западной Украине, очень твердо ориентирована на экономические, интеграционные, политические процессы только с Европейским союзом. Они категорически против Таможенного союза. И в этой ситуации перед политической элитой Украины стоит очень непростой выбор: как стабилизировать ситуацию и предпринять те шаги, которые будут более положительными для последующего развития Украины как суверенного государства. Поскольку Украина – суверенное государство, выбрать они должны сами, навязывать им никто не может.

    Но пока что мы видим? Момент, когда Евросоюз говорил красивые слова о ценностях, о правах и о других красотах, которые очень важны для интеграционных процессов. Российская Федерация в свою очередь предложила конкретное снижение цены на газ, что позволит экономить Украине несколько миллиардов долларов ежегодно, предложила очень серьезные военные контракты. Теоретически, если Украина будет присоединяться к Таможенному союзу – это десятки миллиардов долларов в следующие десять-пятнадцать лет для украинского военно-промышленного комплекса. В результате он восстановится, модернизируется и разовьется в современный комплекс 21-го века. Ясно, что Европейский союз набит военно-промышленными производствами, и подавляющее большинство из них конкурентны украинским. Это уничтожит военно-промышленного комплекса Украины. А там есть еще и лучшие разработки Советского Союза, которые в таких условиях умрут. А Россия, если Украина будет дальше интегрироваться со странами-членами НАТО, будет переводить заказы с украинских заводов на территорию России. Выбор очень прост: Украина идет в Европейский союз и уничтожает военно-промышленный комплекс или Украина идет в Таможенный союз и сохраняет его, развивает и модернизирует. А это сотни тысяч рабочих мест, миллиарды долларов потенциального экспорта ежегодно.

    Дальше о 15 миллиардов долларов кредита. 20% украинского государственного долга уже куплено американцами. Далее последовал ход России, которая также купила часть украинского внешнего государственного долга. Вот тот момент, когда долг можно убрать и там, и там, а суверенитет по-прежнему сохранять. Нужно смотреть, кто реально помогает тебе, потому что в Украине очень сложная ситуация: зафиксирован отрицательный рост экономики по 2013 году, серьезные проблемы с золотовалютными резервами, которые с сумасшедшими темпами таят, большие обязательства бюджета не профинансированы. Такая ситуация была и на момент конца 2013 года, когда студентам в университетах нечем было выплатить стипендии, и часть кредита в 3 миллиарда долларов от России, полученные в декабре, как раз бросили на эти выплаты. Евросоюз в это время ограничивался красивыми словами о ценностях, которые должны в Украине сформироваться, о необходимости принимать законы, которые уже есть в Европейском союзе. Россия опять продемонстрировала, чем слова и красивая риторика отличаются от конкретных поступков на благо Украины.

    Следует вспомнить и украинские верфи. Достаточно посмотреть, что случилось с большинством верфей восточно-европейских государств, которые вступили в Европейский союз или тесно с ним контактируют. Там достаточно печальная история. В Евросоюзе есть мощные верфи из старых членов Европейского союза, которые гораздо более модернизированы, работают более эффективно и в результате этого часто верфи новых членов Евросоюза просто убирают. Там увольняются 100 тысяч рабочих с продвинутых производств, которые очень хорошо работали для развития экономики.

    Если Украина вступит в Таможенный союз, эти верфи будут загружены заказами на ближайшие семь-восемь лет. Там есть планы, и речь идет о неких 4-5 миллиардах долларов, которые можно заработать. В результате эта отрасль будет сохранена, она будет иметь возможность модернизироваться в плане выполнения заказов. Это фактически еще один намек Украине, о том, где более выгодно. Потому что Европейский союз никакими серьезными заказами украинские верфи не собирается загружать.

    В этой ситуации Россия сделала свои шаги. Россия показала, какие преимущества она может предоставить. Европейский союз в условиях продолжающего европейского регионального кризиса, в условиях политической дезорганизации 28 стран, не в состоянии ни сформулировать конкретные программы для Украины, предложить какие-то серьезные деньги, протянуть каким-то образом руку помощи прямо сейчас, когда она нужна. Кроме красивых слов здесь больше ничего нет.

    Украина сама должна выбрать. Если кто-то считает, что можно украинскую экономику развивать красивыми речами, то это прямой путь в Брюссель. Если речь идет о том, что нужно не только развивать сферы экономик, но и модернизировать их для начала, то для Украины с точки зрения всех экономических расчетов Таможенный союз гораздо более выгоден.

    — В ходе Высшего государственного совета был подписан Декрет о союзном бюджете на следующий год, в котором почти вдвое увеличена доля социальных расходов – до 26%. Насколько, на Ваш взгляд, нужна и актуальна социальная составляющая для союза Беларуси и России?

    — На самом деле, она важна не только в союзе Беларуси и России, но и в Евразийском экономическом союзе, который будет создан через год. Она совершенно очевидна и ценна в любом интеграционном образовании. Если люди, которые проживают в государствах, которые сильно интегрируются, считают, что интеграция приносит им очередные блага, если они довольны этой интеграцией, это является хорошей политической основой для того, чтобы эти процессы развивались. Если по какой-то причине социальной составляющей не уделяется внимание, то это очень плохо.

    Можно отметить, что последние два года в России стали гораздо больше внимания уделять этой составляющей в развитии государственной экономики. Это положительный знак. Выросли пенсии, проводится масштабная модернизация медицины. Сделаны социальные шаги навстречу гражданам, которые можно положительно оценить. Все это напоминает то, что уже есть в Беларуси.

    Еще из таких важных шагов можно отметить активную борьбу с коррупцией. Это тоже очень приятный шаг. Надеюсь, в ближайшее время мы увидим борьбу с тяжкой преступностью. В данный момент преступность в России в 3,5 раза больше развита. В Беларуси наработаны технологии борьбы с тяжкой преступностью. Думаю, что российское государство возьмет на вооружение этот опыт, как многие другие вещи, взятые с белорусского опыта.

    В результате и Беларусь, и Россия станут гораздо больше похожими друг на друга. И там, и там будет максимально безопасно, гражданам будет оказываться социальная помощь, и они будут видеть, что на государство можно рассчитывать. Фактически это унификация отношения государства и граждан в России и Беларуси. И на основе унификации, другие интеграционные процессы будут протекать гораздо более интенсивно.

    — Как на Ваш взгляд, все ли вопросы были рассмотрены в ходе Высшего Государственного Совета Союзного государства?

    — Там была очень большая повестка дня. Естественно, что все вопросы рассмотреть невозможно, но все актуальные вопросы от строительство атомной станции в Республике Беларусь, стартовавшей в 2013 году до гуманитарной составляющей, которая всегда обсуждается очень тесно, были изучены. Напомню, что в этом году планируется празднование очередной годовщины освобождения Беларуси от фашистских оккупантов. Скоро уже в мае 2015 года будем еще одну круглую дату отмечать – в целом окончание Второй мировой войны, победы тех, кто столько усилий приложил, чтобы бороться с фашизмом.

    Также активно обсуждалась региональная составляющая, потому что в условиях 21 века именно интеграция регионов выглядит очень перспективной, для того, чтобы привлекать более серьезные национальные интеграционные процессы. Я бы сказал, что подавляющее большинство вопросов, что стоило затронуть, были в той или иной степени рассмотрены. Я бы не сказал, что за бортом осталось что-то серьезное.

    — И в заключение хотелось бы узнать Ваше мнение о том, каким Вы ожидаете 2014 год для нашей страны и для Союзного государства?

    — В 2014 году главная надежда на то, чтобы стабилизировалась ситуация в Евросоюзе и они пришли к экономическому росту, а не падению экономик, чтобы очередная страна не свалилась по греческому сценарию. Это главное и для России, и для Беларуси, Украины и многих других государств на окраине Европейского союза. Это очень важно, потому что Евросоюз – это гигантский экономический мотор, который работает вхолостую и приносит проблемы всем, кто от этого мотора мог бы подпитаться. Это самое главное, чего хотелось бы пожелать в 2014 году, чтобы все-таки Европейский союз преодолел свои проблемы, а экономика стала процветать, как когда-то до 2007 и 2008 годов.

    В плане военной безопасности главный вопрос – это Афганистан и запланированный масштабный вывод американских войск и тех войск, что в коалиции с ними там находились. Что в результате сделают талибы? Будет ли прежнее правительство? Если оно устоит, то сколько простоит у власти? Какие, соответственно, усилия понадобятся и от России, и Казахстана, чтобы с обострением ситуации в Афганистане справиться? Как это отразиться на их экономике? К сожалению, любые военные действия затратны, вызывают серьезное напряжение бюджета особенно в условиях экономической европейской рецессии.

    Что касается Ирана, Сирии, там гораздо больше позитива. Напомню, что по Ирану серьезные соглашения были достигнуты в ноябре прошлого года. Они выполняются в настоящий момент достаточно четко. По Сирии также было подписано важное соглашение. Существует надежда, что эти точки напряженности начнут утихать, и это придаст стабильности не только регионам, но и всему миру, потому что мировая экономика очень сильно зависит от имеющихся конфликтов и потенциальных конфликтов в своем развитии. Брокеры – люди пугливые, чуть что случается, сразу начинают скакать цены. И если биржевики на этом еще умудряются заработать, то подавляющая часть всех, кто зависит от биржи, испытывает проблемы. То, что было дешевым, подорожало, что сбывали дорого, резко подешевело, и это больше не выгодно производить. Хотелось бы, чтобы в результате этих двух угасающих конфликтов, стабилизировалась мировая финансовая система и биржевая торговля. Это позитивно скажется и на восстановлении европейской экономики, и на развитии экономики в Союзном государстве.

    На данный момент, учитывая то, что Китай, в отличие от прогнозов, темпов своего роста не потерял, промышленность Китая развивается неплохо. По американской экономике также есть несомненный позитив – они начинают сокращать программу массовой скупки облигаций. Китайская и американская экономика будут помогать выходить из кризиса Европейскому союзу. В принципе, прогноз более позитивный, чем на 2013 год, который был очень тяжелым для всех.

    последние новости