проекты союзного государства
Меню

    Online-брифинг

    14:23, 08 апреля

    Интернет-видеобрифинг: «Построение инновационной экономики в Республике Беларусь»

    • Интернет-видеобрифинг с председателем Государственного комитета по науке и технологиям Республики Беларусь Александром Шумилиным

    Soyuz.by совместно с Национальным пресс-центром Республики Беларусь провел интернет-видеобрифинг с председателем Государственного комитета по науке и технологиям Республики Беларусь Александром Шумилиным.

    Тема видеобрифинга: «Построение инновационной экономики в Республике Беларусь»

    — Александр Геннадьевич, Госкомитет по науке и технологиям реализует государственную политику в сфере научной, научно-технической и инновационной деятельности. Сегодня руководством нашей страны поставлена задача модернизации экономики. Какие, на Ваш взгляд, направления модернизации сейчас наиболее актуальны?

    — Сегодня, абсолютно верно, идет мощная программа модернизации экономики, в целом страны, и науки, которая, как и должна, становится ведущим звеном, основой этой модернизации. Сегодня по новым подходам, хотя они не новы в мире, мы направляем работу. Что определить сферой модернизации? Куда вкладывать ресурсы? – всегда возникает вопрос. Ресурсы во всем мире ограничены, у нас они ограничены тоже, поэтому надо эффективно их распределять. Поэтому при определении приоритетов мы сосредотачиваемся, прежде всего, на растущих рынках сбыта. То есть, вот, например, робототехника: количество роботов ежегодно удваивается. Информационно-коммуникационные техники: опять же, емкость рынка ежегодно растет в два-три раза, то есть это однозначно будет востребованная продукция. Сегодня в Беларуси идет мощная модернизация деревопереработки, то есть мы строим заводы, и сегодня уже производим и плиту, и мебель на высокотехнологическом уровне. Но считаем, что нужно идти еще дальше, то есть развивать, так называемую, лесохимию. Потому что из леса можно делать не только мебель, а это, прежде всего, химия. Ну, например, тот же скипидар, который мы производим и используем для красок, стоит 3 доллара. А произведенные из него, к примеру, ароматические вещества уже стоят 6 - 8 тысяч долларов. Разница – 3 доллара и 6-8 тысяч. Дальше, как я уже сказал, ИКТ, медицинская технология, техника биотехнологии и фармпродукция. Сегодня эта отрасль соответствует 5-6 технологическим укладам – это, прежде всего, добавленная стоимость. Сегодня добавленная стоимость при производстве генного маркера сравнима по деньгам или по экономической добавленной стоимости прибыли, которую мы имеем при производстве одного трактора. Трактор еще нужно найти, куда продать, а потребность на генные маркеры всегда есть.

    — Какие достижения белорусской науки за последние годы Вы могли бы отметить, какие-то интересные яркие открытия, разработки?

    Я бы сказал, что, наверное, об этом много писали, и все знают, что в прошлом году с помощью адронного коллайдера был открыт бозон Хиггса. Но, наверное, мало знают, что в работе, как в строительстве и самого коллайдера, так и в проведении опытов, в том числе открытия данной частицы, были задействованы и белорусские ученые.

    Мы в прошлом году вывели на орбиту свой спутник. То есть мы присоединились к космическим державам. Это тоже очень важное достижение. Хотя нас многие критикуют. Должна ли быть Беларусь космической державой? Я хочу сказать, что абсолютно точно должна. Потому что кроме самого спутника, который сам по себе с экономической точки зрения, может быть, не очень окупаем, но строительство спутника дало огромный толчок к развитию белорусской науки. В частности, для строительства этого спутника были выполнены заказы по созданию аппаратуры для этого спутника на 23 миллиона долларов США, а заключены контракты уже по разработке того оборудования и спутника, который используется у нас, по научным разработкам на 127 миллионов долларов. И это зарубежные контракты. Подготовлены проекты соглашений еще на 60 миллионов долларов. Вроде спутник стоил, как всем известно, миллион долларов, а мы практически сегодня имеем новой продукции, которая используется, или нового оборудования, техники почти на 200 миллионов долларов.

    Несомненно, это генная инженерия и медицина. В прошлом году впервые для Беларуси мы сделали первые пересадки печени и почки, сердца и почки – это новые для Беларуси технологии. Ну а для мира в прошлом году мы разработали ДНК-технологии по доставке лекарств в клетку – такой технологии, в принципе, нет в мире, когда непосредственно химическое лечащее вещество вживляется в качестве нуклеиновой кислоты в ДНК и доставляется непосредственно в клетку. Это дает гораздо меньшие потребности и в лекарственном веществе, а все знают, что формула и само лекарство стоят очень дорого. Также и побочные эффекты – не надо насыщать организм, ведь если лекарством перенасытить, то это вызывает много различных побочных и вредных результатов.

    В математике у нас очень сильно развивается ИКТ-сфера. Мы начали математически моделировать формулы и химические соединения новых лекарств, и сегодня подошли к моделированию иммунных лекарств для лечения ВИЧ-инфекций первичного типа. Сегодня, исходя уже из связи с математикой и моделируя вещество, дальше мы на основе модели можем их синтезировать, и сегодня мы в Беларуси делаем лекарство, которое в перспективе будет лечить СПИД.

    Если брать еще одну технологию, касаясь наших химиков, мы это показывали Главе нашего государства, мы разработали новую систему 3D-изображения, 3D-пленки. Сегодня модное направление в передаче сигнала – это 3D-изображение. И, в частности, если сегодня очки для просмотра 3D-изображения в известных компаниях стоят, скажем, 20 долларов, то аналогичная продукция наша, сделанная по другой технологии, стоит 2-3 доллара. То есть разница в десять раз. Плюс сегодня наша технология, новая технология позволяет переводить обычный телевизор в 3D- телевизор. На монитор можно наклеивать пленку, в результате превращать поверхность, которая позволит передавать изображение в 3D-виде.

    Если говорить о стандартных примерах в машиностроении, то первыми мы сделали самосвал наш известный «БЕЛАЗ» на 450 тонн – таких автомобилей нет в мире. Это тоже огромное достижение, понятно, что оно затрагивает разные сферы. И, опять же, первое достижение – в прошлом году мы сделали многозвенный автопоезд, то есть, так называемую, «семиножку», которая состоит из нескольких составных частей. При этом общая грузоподъемность такого поезда – 127 тонн. Такого тоже нет в мире.

    — В ЕС принята программа многоуровневого развития «Горизонт-2020». Планируется ли выработка подобной программы в Беларуси либо в рамках Союзного государства?

    — У нас используется программа, целевой метод планирования научных исследований, как в «Горизонте-2020». Но я бы даже сказал, что этот «Горизонт-2020», несомненно, очень большой – порядка 80 миллиардов евро на семь лет. Таких расходов даже в международных программах никогда не было. Но, тем не менее, это все лишь 10% от всех расходов, которые тратит Европа на науку. Каждая страна подходит к развитию своей науки по собственному, то есть это общий подход.

    Несомненно, мы наблюдаем и изучаем возможности «Горизонта-2020». Мало того, сегодня ГКНТ активно участвует по возможности в подаче заявок для участия в международных программах Европейского союза. С одной стороны, у нас будет возможность привлечь инвестиции в свои разработки, а с другой стороны, это еще более важно, заявить о себе и поработать в этих международных цепочках. Сегодня наука международная, то есть и в США, и в Европе нет отдельных ученых – не зря говорят: «Ученые с мировым именем». То есть для того, чтобы сделать мировое открытие, надо посмотреть и приобщаться к тому, что делается в мире. Тогда делается мировое открытие. И, опять же, если так сравнивать, Нобелевская премия тоже присваивается не конкретным людям какой-то страны, она присваивается для мировых ученых. По такой же аналогии была построена «Программа научных исследований СНГ» до 2020 года по примеру программы Европейского сообщества по развитию науки. Правда, с небольшим отличием, если вы знаете, что «Горизонт-2020» строится на том, что страны-участники ЕС вносят взносы, и потом программа финансируется из общего бюджета. У нас есть особенность – здесь есть общее исследование, что каждая страна финансирует свою часть проекта и национальных ученых.


    — В Беларуси и России наука практически культивируется в академической среде. У наших стран схожее представление о путях развития науки, мы много реализуем научных проектов в рамках Союзного государства. Как, на Ваш взгляд, развивается наше международное сотрудничество на уровне Высшей школы?

    — Активно развивается сотрудничество между Беларусью и Россией на уровне Высшей школы. С нашей точки зрения хотелось бы, чтобы это было еще более активно. Тем не менее, у нас есть программы Союзного государства, абсолютно верно, которые финансируются из бюджета Союзного государства. Есть договоры между нашими университетами белорусскими и российскими. В каждом из вузов белорусских и российских есть совместные исследования. Здесь очень важна деятельность Белорусского фонда гуманитарных исследований, которые финансируют разработки молодых ученых и совместные проекты в рамках деятельности белорусско-российских вузов.

    Плюс у нас активно развивается выставочная деятельность. Надо сказать, что, наверное, сегодня не проходит ни одна российская выставка, в которой бы не участвовали белорусские представители, равно как и белорусская без привлечения или участия российских. Недавно, пару месяцев назад на базе Белорусского национально-технического университета был II Международный форум Ассоциации технических вузов Беларуси и России, на который приехали представители ведущих российских вузов и, естественно, белорусских технических вузов, где вырабатывались общие подходы к развитию и образования, и научных исследования между техническими вузами.

    — Александр Геннадьевич, в Беларуси существует «Парк высоких технологий», в России – это «Сколково». На сегодняшний день это динамично развивающиеся площадки, где основная масса интеллектуального продукта около 90% идет на экспорт. Есть ли какие-то механизмы включения IT-сектора в процесс перестройки экономики Союзного государства?

    — Направления для финансирования или направления для создания «Сколково», «Парка высоких технологий» – это несколько разные направления. «Сколково» создавалось, в целом, для развития в инновационной сфере и концентрации ресурсов в инновационной сфере. «Парк высоких технологий» создавался для того, чтобы развивать IT-сферу, выводить на новый уровень развитие IT-сферы Беларуси. В частности, наш Парк в определенной мере выполняет эти задачи и уже некоторые выполнил. Действительно, Парк сегодня производит продукцию в IT-сфере на полмиллиарда долларов и 90% на экспорт. Притом, примечательно, что почти 40% поставляется в США и еще почти 40% в Канаду – то есть в те страны, которые, как говорят, флагманы IT-сферы. Это говорит о востребованности и об уровне наших разработок.

    В «Сколково» IT-сфера сегодня – это один из пяти сегментов, один из департаментов. Тем не менее, мы очень активно работаем со «Сколково» сегодня. В частности, на базе Академии наук планируется создание филиала «Сколково», и чтобы Беларусь выступала как единый оператор для подачи заявок в фонд «Сколково» и получения грантов от его фонда. Тем не менее, буквально на следующей неделе будет большой форум. Опять же примечательно, что Беларусь в последнее время выступает интегратором. Здесь соберутся как ученые, так и чиновники со всех стран СНГ, курирующие вопросы науки, для обсуждения проблем развития науки. И, в частности, по «Сколково» сегодня сдерживающим фактором является то, чтобы получить грант, мы должны стать его резидентами. Тем не менее, ГКНТ ведет переговоры, чтобы были равные права доступа, то есть, раз у нас сегодня есть союз и мы переходим к Единому экономическому пространству, нужно, чтобы любая научная организация могла получить грант в фонде «Сколково». Я думаю, в ближайшей перспективе мы постараемся этого добиться. Я думаю, для белорусских ученых это тоже будет весьма хорошее подспорье с точки зрения возможности зарабатывания финансовых ресурсов.


    — В России много говорят о производстве 5-6 технологического уклада. Мы можем сразу вспомнить пример приложения Viber, которое разрабатывали в нашем «Парке высоких технологий» совместно с израильской фирмой. В итоге оно было продано за 900 миллионов долларов – цена сопоставима с рыночной стоимостью нашего автогиганта «МАЗа». Что должно определять, на Ваш взгляд, государство, чтобы экономика и производство развивались опережающими темпами?

    — Абсолютно верно Вы спросили в начале нашей беседы, как мы собираемся и куда направлять наши ресурсы, как их концентрировать. 5-6 технологический уклад, те направления, которые были вначале озвучены, – это лесохимия, биологическое или фармпроизводство, информационно-коммуникационные технологии, это робототехника, – извините, они все не имеют в традиционном смысле складов. То есть у нас, к сожалению, периодически возникает проблема с тем, что произведенную продукцию сложно продать. В IT-сфере вообще нет склада, то есть нельзя запастись продукцией. Она должна быть произведена и сразу востребована. Это, как раз, и есть 5-6 уклад. Я уже тоже приводил пример производства маркера, чья себестоимость порядка 350 долларов, а продаваться он может за 1000 долларов. То есть это даже больше стоимости трактора. Себестоимость затрат на производство трактора выше, соответственно, это совсем другие сферы экономики. И главное, что там другая добавленная стоимость. В примере лесохимии я тоже говорил, что, если скипидар стоит 3 доллара, то из него производная фармпродукция, биологически активные вещества – это уже 6-8 тысяч долларов. То есть это отличие даже не на порядок, в десять раз, а в сотни раз.

    Ну, для того, чтобы развивать экономику опережающими темпами, естественно, должен быть и системный подход, совершенствующий подход к развитию экономики. Это, прежде всего, создание венчурных схем финансирования проекта. К сожалению, в Беларуси этого пока нет. По этому пути в свое время прошел весь мир – это и Америка, и Европа, потом Израиль, и сегодня всем известна деятельность российский венчурной кампании. Поэтому мы должны привлекать частный капитал к финансированию науки. Для этого существуют венчурные схемы финансирования и венчурные фонды.

    Второе – то, что во всем мире происходит, у нас в Беларуси мы как-то осторожно к этому подходим, что ученые должны иметь право на ошибку. То есть, в частности, мы планируем 20% ресурсов направлять на прорывные разработки. Но при этом нужно понимать, что не всегда в прорывной разработке можно достигнуть 100% заданного результата за заданное время. Об этом мы сегодня уже говорили.

    Беларусь – маленькая страна, у нас сравнительно небольшое количество ученых. Поэтому важно включение белорусских ученых в цепочки международных исследований. Это участие в программе «Горизонт-2020», участие в программах международных исследований СНГ, участие в программах Союзного государства.

    То, что требует Глава государства, мы вкладываем в науку. Но наука должна давать отдачу. Если мы покажем, как она дает отдачу, то, естественно, и вкладывать будут гораздо больше. В целях усиления коммерциализации белорусских разработок ГКНТ уже начал заниматься организацией, так называемой, ярмарки инновационных разработок – то есть площадки, на которой мы будем сводить ученых с промышленниками. Соответственно, чтобы ученый мог показать, что он может и предложить товар и по какой технологии его можно создать. Производственники могли, как говорят, услышать это из первых уст. А инвесторы, видя потребности реального сектора, всегда вложат ресурсы. А так как ресурсов всегда мало или не хватает – это повышение эффективности, определение тех приоритетов – создание Единой государственной системы экспертизы научных разработок, которая сегодня существует, но довольно разрознена, с целью: хочешь получить бюджетные деньги – пройди конкурс и независимую государственную экспертизу. Чтобы мы, если уже направляем деньги, то, действительно, отбирали для этого лучших из лучших.


    Беседовала: Татьяна Бинда

    Видео и фото: Таяновский Владмир