проекты союзного государства
Меню

    Online-брифинг

    15:18, 14 апреля

    ONLINE-видеобрифинг «Презентация книги «Народы России и Беларуси: исторический опыт и современные проблемы взаимопознания»

    • Портал Soyuz.by совместно с Национальным пресс-центром Республики Беларусь провел интернет-видеобрифинг. Мы поговорили о книге «Народы России и Беларуси: исторический опыт и современные проблемы взаимопознания»

    Портал Soyuz.by совместно с Национальным пресс-центром Республики Беларусь провел интернет-видеобрифинг. Мы поговорили о книге «Народы России и Беларуси: исторический опыт и современные проблемы взаимопознания». На вопросы ответили доктор исторических наук, профессор кафедры истории Беларуси и политологии Белорусского государственного технологического университета Козляков Владимир Егорович, кандидат исторических наук, доцент кафедры истории Беларуси и политологии Белорусского государственного технологического университета Крючек Петр Степанович и кандидат исторических наук, доцент кафедры гуманитарных наук университета гражданской защиты МЧС Республики Беларусь Сергеев Всеволод Николаевич.

    – Нам стало известно, что в издательском центре БГТУ готовится к печати книга «Народы России и Беларуси: исторический опыт и современные проблемы взаимопознания». Расскажите о том, как возникла идея этой книги.

    Козляков В.Е.: Я хотел бы отметить, что идея этой книги возникла не случайно это плод научной работы двух коллективов. Прежде всего, сотрудников кафедры истории Беларуси Белорусского государственного технологического университета и сотрудников Кубанского государственного университета. Дело в том, что в свое время, начиная с 2012 года, мы фактически выполняли научную тему, которая была утверждена Белорусским фондом фундаментальных исследований и Российским фондом гуманитарных исследований. Эта тема исследуется на протяжении почти 3 лет. Мы, белорусские коллеги, очень благодарны нашим кубанским коллегам, которые предложили действительно интересные сюжеты: вряд ли кто-то в Беларуси знал именно о пребывании белорусов на Северном Кавказе. На этой основе возникла идея написать книгу, которая касается не только взаимоотношений Беларуси и России. Также хотелось затронуть региональные особенности, которые связывали Беларусь, прежде всего, с Кубанским краем и Северным Кавказом. Более подробно о том, как все это произошло, расскажет Всеволод Николаевич. Тут была целая интрига.

    Сергеев В.Н.: Я не совсем уверен, что здесь возникла именно интрига. Скажу немного по-другому: идея вести совместные кросскультурные исследования достаточно давно зрела в нашем авторском коллективе. В какой-то момент настала пора эту идею реализовать. Мы, правда, на тот момент не знали, с кем конкретно придется работать.

    Запрос на поиск коллег для совместного исследования я опубликовал в интернете на специализированном сайте. Мы, признаться, были несколько удивлены, когда на этот запрос с пониманием откликнулись наши кубанские коллеги. Мы достаточно оперативно нашли общий язык, определились с форматом сотрудничества. А дальше, что называется, дело техники. В результате спустя несколько плодотворных лет появилась это книга.

    – Кто входит в состав авторского коллектива этого издания?

    Козляков В.Е.: В состав авторского коллектива входят очень интересные люди, а именно представители Кубанского государственного университета. Это, прежде всего, доктор исторических наук профессор Олег Владимирович Матвеев. Он известный ученый, у него много публикаций, статей, монографий. Это действительно интересный учёный, интересный человек, и очень было интересно с ним работать.

    Второй участник нашего коллектива с кубанской стороны Вадим Николаевич Рокачев. Это доцент Кубанского университета. Он сейчас, насколько я знаю, заканчивает докторскую диссертацию. Он занимается многими вопросами этнологии края, вопросами переселений. Он публиковался также в наших трудах БГТУ. Его сведения и данные нам помогли в работе над этой книгой. Вот как раз социологические моменты, о которых будет говорить Всеволод Николаевич, были разработаны Вадимом Николаевичем Рокачевым.

    Ну и третий участник – это супруга Вадима Николаевича – Ярослава Рокачева. Она тоже является доцентом кубанского университета, и внесла свой вклад в создание нашей книги. Я очень благодарен нашим кубанским коллегам за совместную работу, которую мы сделали. Благодарен за то, что у нас действительно появилась книга. Она достаточно любопытна, на наш взгляд. Во всяком случае, она должна представлять определенный интерес. И, пользуясь случаем, хочу передать привет Кубани и Кубанскому университету.

    - Владимир Егорович, понятно, что до выхода из печати книги, нужно сохранять определенную тайну. Но, все же, может быть, вы хотя бы коротко расскажете нам о том, какие разделы включает в себя это издание?

    Козляков В.Е.: Конечно, определенные секреты выдам, хотя есть и редакторская тайна и авторская. Книга, точнее говоря, коллективная монография, включает следующие разделы: первый раздел «Исторический опыт взаимопознания». Речь идет именно о народах Беларуси и России. Сюда входят вопросы историографии, тема белоруса и Беларуси в русской культуре – как русские деятели понимали менталитет белорусов. Это достаточно любопытные моменты, хотя, некоторые аспекты мы нашли в наших белорусских монографиях, но, тем не менее, они представляют большой интерес.

    Второй важный раздел – это «Региональные аспекты взаимопознания». Там впервые раскрыты сюжеты, касающиеся истории средневековых связей населения белорусских земель с Кавказом. Там, например, высказывается гипотеза о том, что Всеслав Чародей, которого мы все прекрасно знаем, оказывается, ходил в походы в Тмутаракань. И это тоже просматривается в летописях. Эти аспекты, конечно, представляют гипотетический характер, тем не менее, они дают основу для дальнейшего исследования. Наконец, в этом же разделе рассматриваются важные моменты, о которых будет говорить Петр Степанович – о переселениях из белорусских губерний на Северный Кавказ. Честно говоря, когда мы стали изучать эту тему, мы удивились, насколько эти сведения на Кавказе отложились в кубанских архивах и, оказывается, что-то есть и в наших архивах.

    Ну и, конечно, отмечен был специальный параграф «Белорусско-Кубанские связи в советский и постсоветский периоды». Там тоже есть аспекты, связанные с переселением и особенно то, что связано с адаптацией белорусов к, как оказалось, непростым условиям Северного Кавказа. Казалось бы, тепло, и земля у них более плодородная, но все оказалось не так просто.

    Ну и, наконец, третий раздел – «Народы России и Беларуси в современном представлении друг о друге». Тут, конечно, важную роль сыграли наши кубанские коллеги – они провели социологические опросы, восприятия, использовали совершенно уникальные новейшие методики. В основном опрашивалась молодежь: как студенты нашего технологического университета, так и студенты Кубанского университета. Я не хотел бы раскрывать эту тему дальше. Думаю, что аудиторию портала Союзного государства заинтересует эта книга, и они смогут почерпнуть много полезного и интересного.

    Петр Степанович, а что собой представляет историография данной темы?

    Крючек П.С.: В историографии российско-белорусских отношений можно условно выделить несколько этапов. Первый этап охватывает период с конца 18-го, когда белорусские земли были включены в состав Российской Империи, и по середину 19-го столетия. Сразу после включения белорусских земель в состав России перед исторической наукой была поставлена задача –обосновать законность и закономерность этого события. Однако, следует отметить, что российская историоведческая наука в первой половине 19 века с этой задачей не справилась. По различным причинам, в том числе, и внешнеполитического плана. Российские политические власти в этот период вынуждены были заигрывать с местной шляхтой, которая по своему происхождению, менталитету, языку являлась польской. Поэтому в историографиях этого периода в основном господствовала полонофильская тенденция. В частности, Виленский университет, который являлся одним из важнейших центров научных исследований, в том числе, исторических. Там преобладали именно полонофильские взгляды на прошлое Беларуси. Хотя, в этот период начала формироваться официально великодержавная концепция истории Беларуси и российско-белорусских отношений, в частности в трудах такого известного российского ученого как Устралова.

    Ситуация кардинально изменилась после подавления восстания 1863-1864 гг. Именно после подавления этого восстания в российском обществе резко возрос интерес к белорусской тематике. Вторая половина 19 века, по существу, являлась периодом возникновения именно белорусской исторической науки. В историографии этого периода можно выделить три основных направления: официально консервативное направление, либеральное, и начинает возникать так называемое национал-демократическое направление. Представители этих направлений по-разному трактовали взаимоотношения России и Беларуси, по-разному отвечали на вопрос: «А кто такие белорусы? И существует ли такой народ?» Представители официального направления не признавали существование самостоятельного белорусского этноса: они считали, что белорусы – это просто русские люди, испорченные поляками. Представители либерального направления относились к этому более гибко: именно в рамках либерального направления сформировалась концепция западнорусизма, согласно которой белорусы – самостоятельная ветвь русского народа, то есть русский народ, который сложился в три самостоятельные ветви: белорусы, малорусы и великорусы. Ну и представители национал-демократического направления отстаивали идею, что белорусы – это самостоятельный славянский народ с самобытной культурой, и они имеют право на самостоятельное политическое существование.

    Третий этап мы можем условно назвать советским этапом. Мы все хорошо его знаем: именно в этот период сложилась концепция древнерусской народности, как единой колыбели трех братских народов – русского, белорусского и украинского.

    И четвертый этап – это этап суверенной Республики Беларусь. Здесь разброс мнений очень и очень широкий: от русофобских до возрождения идеологии западнорусизма. В частности, наш Президент любит повторять, что мы один народ, у нас общие корни, мы – три ветви, растущие из единого корня.

    Очень интересно, какие сюжеты представлены в многоплановой теме взаимоотношений Беларуси и России?

    Козляков В.Е.: Очень интересная тема – это белорусы, менталитет белорусов, Беларусь вообще, Западный край в представлениях и оценках видных деятелей русской культуры. В первую очередь мы затронули таких известных деятелей русской культуры как писателей – Гавриила Романовича Державина. Мало кто знает, что Державин был не только великим поэтом, родоначальником русской литературы, но и чиновником, министром. Он неоднократно бывал в Беларуси, и по результатам этих путешествий он написал целый труд под названием «Мнение об отвращении голода в Беларуси и устройство быта евреев». Эта записка была представлена царю. Были некоторые замечания Державина, которые касались олигархии того периода, которую представляли русские чиновники, польские помещики и еврейские торговцы. Этот олигархат держал в уздах белорусское крестьянство. Когда проекты Державина по итогам путешествий в Беларусь не прошли, он с горечью написал в своих дневниках: «Частная польза вельмож перемогла государственную». Великолепное, точное название, на которое должны обратить внимание наше чиновничество, как белорусское, так и российское.

    Далее мы испытали определенное удивление: почему белорусские историки не используют высказывания Александра Сергеевича Пушкина о белорусах. Знает ли кто-нибудь высказывания Пушкина? Могут какие угодно высказывания приводится, но Александр Сергеевич Пушкин в предисловии к сборнику Георгия Конисского – известного белорусского православного просветителя – написал о белорусах следующее: «Народ издревле нам родной, но разделенный войнами». Вызывает удивление, почему наши историки не отталкиваются именно от этого.

    Далее, мы посвятили определенный сюжет и пребыванию декабристов на территории Беларуси. Вышла недавно книга по поводу становления белорусского государства, начиная с 18 века. Там много чего написано о филоматах, филаретах, про польские объединения, а русским декабристам посвящено буквально две строчки. По Конституции Никиты Муравьева предполагалось создание западного государства со столицей Вильно. И Россию Никита Муравьев представлял как федерацию народов с местными вече, парламентами и так далее. Самое интересное, что Муравьев представлял Россию из 15 субъектов – 13 республик и 2 области. Объяснение этому не дано, но факт достаточно любопытный. В Советском Союзе было 15 республик. Конечно, они были немножко в другом, но все эти моменты должны привлекать внимание исследователей.

    И, конечно, мы привели переписку Достоевского с представителями белорусской интеллигенции, простыми людьми.

    Кроме того, мало кто знает, а оказывается, Николай Васильевич Гоголь свой сюжет из «Мертвых душ» создал на основе изучения одного Мозырского дела, которое действительно было связано со спекуляцией вокруг земли.

    Все эти аспекты позволяют понять и уяснить наши общие корни, наши представления, наши традиции, нашу духовную и историческую связь.

    А какие сюжеты о пребывании белорусов на Северном Кавказе нашли отражение в книге?

    Крючек П.С.: В 19 начале – 20 столетия активизировались миграционные процессы в границах Российской Империи. Особенно переселенческие процессы на территории Беларуси активизировались после отмены крепостного права. Малоземелье или остроземельный голод вынуждал белорусских крестьян покидать родные места и искать лучшей доли, лучшей жизни на окраинах Российской Империи, где имелся свободный земельный фонд. Одним из регионов, который привлек белорусское население, являлся Северный Кавказ, в частности, Кубанская область и Черноморские побережья Кавказа. По данным первой Всероссийской переписи 1897 года на территории Кубанской области проживало 12,5 тыс. человек, которые в качестве родного языка назвали белорусский язык. В Черноморской губернии таких людей было достаточно меньше – чуть меньше тысячи. В основном они были заняты земледелием.

    Судьба переселенцев из Беларуси на Кубань складывалась по-разному. Одни очень быстро адаптировались к новым условиям, другие так и не смогли адаптироваться, потому что кубанские земли не такие, как в Беларуси, и методы ведения хозяйства здесь были совершенно иными. Некоторые столкнулись с большими трудностями. Но местное население очень хорошо отнеслось к выходцам из Беларуси: отмечали трудолюбие белорусов, их спокойный нрав. Они пытались налаживать дружеские отношения с местным населением, то есть белорусы показали себя «памяркоўнымi i талерантнымi». Самое интересное, когда провели перепись населения в 1920-е гг., то белорусы каким-то чудесным образом исчезли. То есть они просто ассимилировались среди местного населения. Ни один человек в середине 1920-х гг. не указал себя этническим белорусом. Показывали себя русскими, украинцами, но белорусов уже не оказалось. В 20 столетии началась новая волна переселенцев.

    Козляков В.Е.: История переселения в 1920-е и 1930-е гг. 20 века достаточно интересная, во многом поучительная. С одной стороны, шли миграционные процессы, связанные с колхозным строительством, кто-то пытался найти лучшую долю. Но был сюжет, когда красноармейцы из Белорусского военного округа, или, как его тогда называли, Западный округ, направлялись на Кубань и Северный Кавказ для организации колхозов. Они в этом преуспели: в свое время там были серьезные процессы, связанные с раскулачиваем. Белорусские красноармейцы приезжали туда, создавали семьи. Сохранились даже воспоминания о том, что эти белорусы спасли многие станицы от голода. Эти аспекты требуют определенного изучения.

    Надо сказать, что кубанские коллеги опубликовали в изданиях нашего БГТУ несколько статей, посвященных этому вопросу. Там затрагиваются эти сюжеты. По-разному складывались жизни. Кто-то оставался и сохранял свою белорусскую идентичность.

    В книге присутствуют другие моменты, связанные с послевоенным периодом. Например, Пантелеймон Пономаренко – первый секретарь ЦК Компартии Беларуси – он был выходцем из Кубани. Человек, который много сделал для укрепления БССР. Он был начальником центрального партизанского штаба, и после войны он сделал большой вклад в укрепление БССР. Были выходцы из Беларуси на Кубани, которые участвовали в восстановлении Кубани после войны. Эти связи, эта дружба, укрепленная военным братством, она сыграла роль и в дальнейшем.

    А на какие вопросы современных взаимоотношений белорусов и россиян акцентирует внимание ваша книга?

    Сергеев В.Н.: Исследование у нас получилось комплексным. В работе есть очень большая историографическая часть, но всегда есть вопрос о том, как дела обстоят сейчас. В этом смысле избежать контакта с людьми-носителями образа России среди наших людей и, наоборот, носителями образа белорусов среди россиян было бы просто неправильно.

    Поэтому мы провели достаточно серьезно социологическое исследование на довольно крупной выборке, чтобы посмотреть, как, главным образом молодые сограждане, за которыми будущее, видят сейчас образ соседней страны. Исследования шли параллельно, мы работали с нашей выборкой, россияне – со своими слушателями, а затем мы просто сравнили полученный результат. Что мы хотели узнать? Мы хотели узнать, что вообще представляет собой образ соседнего государства, так как им оперируют каждый день. Образ этот стереотипный, простой, но рабочий. Мы провели несколько таких исследований, использовали несколько методик. Одна из методик довольно простая – это адаптированный к социологическому исследованию метод неоконченного предложения, когда нашим людям просто предлагали закончить фразу «Россия – это…». Закончить ее нужно было не одним, а несколькими предложениями. Поскольку был установлен жесткий временной лимит, подразумевалось, что первые ассоциации, которые возникнут, и должны быть записаны. Времени на подумать не остается.

    Мы посмотрели также и более эмоциональную часть. Еще одна методика подразумевала выявление той социальной дистанции, которую чисто психологически наши граждане устанавливают применительно к гражданам другой страны. Ну и, наконец, чтобы разобраться более детально, мы посмотрели, какие черты с точки зрения наших граждан доминируют у наших соседей-россиян.

    В итоге получилось достаточно комплексное исследование. Мы выявили 7 компонентов образа России в глазах белорусов. Какой-то доминирует больше, какой-то меньше. Три из них составляют смысловое ядро: все, что связано с географией, климатом, размерами государства и т.д. Это также политический компонент: все, что связано с политическим устройством, политической жизнью, внешней и внутренней политикой. И этнонациональный, этнокультурный компонент. Иными словами, те качества, которые наши люди приписывают россиянам и наоборот. Могу сказать, что сравнение дает наиболее интересный результат. Более подробно можно посмотреть на страницах книги.

    Хотелось бы отметить, что образ в целом позитивный. Мы специально старались исследовать ту часть, которая не зависит от политической, экономической конъюнктуры, а, скорее, выявляли то, что формируется годами или даже поколениями. Получилось, что образ в целом и у нас, и у россиян образ в целом положительный. Хотя, можно сказать, что картину несколько портит политика. Именно политический компонент образа дает наибольшее число негативных оценок.

    Беседовала Шершнева Алеся, фото и видео Таяновский Владимир