проекты союзного государства
Меню

    Online-брифинг

    16:13, 11 апреля

    Интернет-видеобрифинг: «Беларусь и Россия: новый вектор политического партнерства»

    • На наши вопросы ответил политолог, директор информационно-просветительского учреждения «Актуальная концепция» Александр Шпаковский

    Портал Союзного государства совместно с Национальным пресс-центром Республики Беларусь провел видеобрифинг на тему: «Беларусь и Россия: новый вектор политического партнерства».

    На наши вопросы ответил политолог, директор информационно-просветительского учреждения «Актуальная концепция» Александр Шпаковский.

    – В марте прошли выборы Президента, на которых Вы являлись международным наблюдателем. Как бы Вы прокомментировали проведение выборов в России?

    – На мой взгляд, выборы в России прошли транспарентно, открыто, в соответствии с национальным законодательством Российской Федерации, с общепринятыми нормами международного права.

    Что касается самой избирательной кампании, каких-то политических технологий, которые там применялись, то, конечно, выборы в России представляют собой достаточно интересную область исследования. Потому что еще задолго до начала президентской кампании было совершенно очевидно, что кандидатом номер один является действующий лидер Российской Федерации Владимир Путин. И практически ни у кого не было особых сомнений в том, что политик, государственный деятель возглавит Россию в очередной раз.

    На мой взгляд, для российских властей ключевым вопросом в этом случае было обеспечение явки избирателей на выборы, привлечение общественного внимания. Поскольку всем изначально было ясно, что действующий Президент одержит победу, то была опасность того, что многие просто проигнорируют выборы. В этой связи кампанию очень серьезно оживило появление кандидата Грудинина от коммунистической партии, а также Ксении Собчак на либеральном фланге. Эти фигуры, безусловно, привлекли определенный интерес у избирателей.

    Накануне выборов сложилась нездоровая конъюнктура в отношениях между Россией и Западом, тем не менее, это обострение отношений повлияло на то, что повысился интерес к выборам у российского избирателя. Россияне посчитали своим долгом прийти на избирательный участок и задекларировать поддержку своей власти, которая находится в обстановке такого беспрецедентного международного давления. Особенно после новости об отравлении в Великобритании бывшего сотрудника ГРУ, двойного агента Сергея Скрипаля, когда России были выдвинуты достаточно бездоказательные обвинения. Не принимая во внимание различные аспекты, которые необходимо учитывать в любом расследовании, Россия была безапелляционно обвинена. И люди, конечно, под давлением сплотились вокруг своего руководства.

    Безусловно, послание Федеральному Собранию, которое прошло незадолго до выборов, в определенном смысле имело подтекст предвыборной речи в рамках кампании. Конечно, это была программная речь, в которой большая часть вопросов была посвящена национальной безопасности и обороне, что тоже свидетельствует о многом.

    Что касается технических новинок, то, конечно, интересны электронные аппараты подсчета голосов. Но здесь важно понимать, что россияне оборудовали ими всего 10% участков. И если перенимать эту технологию, то необходимо серьезно подходить с финансовой стороны, понимать насколько выгодно это будет, например, для небольших государств, таких, как Беларусь, европейские страны.

    В целом, кампания прошла стабильно, никаких серьезных дестабилизирующих акций, либо каких-то настораживающих ситуаций в процессе кампании не возникало. Явка избирателей была достаточно высокой. Выше, чем на предыдущих выборах.

    Народ доверил в очередной раз лидерство Путину. Вопрос уже заключается в том: сумеет ли Владимир Владимирович воплотить в жизнь те пункты своей условно предвыборной программы, которую он обозначил в послании.

    – Могли бы Вы сделать прогноз касательно политики В.Путина на ближайшую перспективу?

    – Если отталкиваться от того, что было сказано в послании, если это была не просто политическая риторика, а настоящий план действий, тогда Путин очень трезво и адекватно оценивает стоящие вызовы не только перед Россией, но и перед всем регионом, бывшим пространством Советского Союза в независимости от того, в какие цивилизационные формации или политические блоки входят эти страны.

    Сегодня существует риск технологического отставания. Безусловно, этот риск очень велик, а для России это вопрос выживания в будущем. Поскольку Россия замахнулась на то, чтобы пересмотреть существующие правила мира и порядка, тем самым занять для себя место, которое российский истеблишмент считает приемлемым для своей страны. Сейчас Россия не согласна с тем местом, которое ей определили региональные державы. В связи с этим риск технологического отставания очень велик, так как многие технологии для России сейчас оказались утраченными. Не секрет, что после распада Советского Союза в течение 15 лет, Россия находилась на периферии мирового развития: наука уничтожалась, а лучшие кадры уезжали в зарубежные государства. Конечно, потенциал остался в первую очередь в военной сфере, атомной энергетике, космонавтике. Но сейчас Россия затрачивает на научно-исследовательские и конструкторские разработки порядка одного процента от ВВП, Советский Союз тратил около 5%, Израиль, Южная Корея тратят более 4%, а Япония, США, Китай в абсолютном денежном выражении и в процентных показателях тратят в разы больше, чем Россия.

    Кстати, риск технологического отставания высок и для Беларуси. На общем фоне постсоветского пространства Беларусь выглядит неплохо. Мы тратим порядка 900 млн – 1 млрд долларов на науку, что составляет 0,6% от белорусского ВВП. Но, конечно, если мы сравниваем себя с Кыргызстаном, Арменией или Азербайджаном, даже Казахстаном, то мы хорошо выглядим. Но, если сравнивать с Австрией и Швейцарией, то это ничтожно малый показатель и риск технологического отставания высок. Мир сейчас переходит к новому технологическому укладу, развивается искусственный интеллект, развивается роботизация, по всей вероятности через 20-30 лет многие профессии будут невостребованы, освободятся миллионы рабочих мест для людей. Поэтому сейчас, то чем занялись, я имею в виду цифровую экономику, цифровую повестку Евразийского экономического союза, это очень важно. Главное, чтобы за риторикой, за всеми этими конференциями, совещаниями происходили реальные дела. В моем понимании, реальные дела – это рост инвестиций в науку, образование, вложение средств в стратегические программы развития, как России, так и всего евразийского пространства, находящегося в орбите российских интересов.

    – Если говорить о кадровых изменениях, которые произойдут в России в ближайшее время. Как на Ваш взгляд может измениться состав Правительства РФ?

    – Я остановлюсь на позиции моих коллег политологов, а затем сделаю свой личный прогноз.

    В момент проведения выборов многие коллеги склонялись к тому, что высоки шансы Дмитрия Медведева остаться на посту главы Правительства России. Правда, публикации в СМИ на тему уголовного дела в отношении Медведева, которое потребовал возбудить Фонд борьбы с коррупцией, могут использоваться как компромат. И он может не остаться главой Правительства. Я изначально предполагал, что есть высокая вероятность того, что Медведев не будет премьер-министром России. Но он останется на орбите как государственный деятель. Я не исключаю, что он перейдет на работу в Конституционный суд. Это мое личное мнение, которое основано на моих умозаключениях.

    Что касается других должностей, я бы сказал, что слабые позиции у вице-премьера Рогозина. Он неоднократно подвергался критике Президента за неудачную реализацию ряда государственных программ в космической сфере. Надо отметить, что Рогозин в силу своих должностных обязанностей является спецпредставителем Президента по Приднестровью, то есть курирует молдавско-приднестровский регион, однако в Молдову Рогозин не въездной. То есть фактически Рогозин не может посещать и контролировать в полной мере обстановку в закрепленном за ним регионе. Я полагаю, что на этой позиции появиться другой человек.

    Также, на мой взгляд, вследствие того, что для российского истэблишмента была удачно проведена избирательная кампания, возросли аппаратные акции у заместителя главы Администрации Сергея Кириенко, который курировал этот процесс.

    Также в силу того, что без проблем прошли выборы в Москве, мне кажется, что выросли аппаратные возможности Сергея Собянина – мэра Москвы.

    Это мое мнение по чиновникам. Что касается, силового блока, то мне кажется, Путин в полной мере удовлетворен работой силовиков. Единственные изменения, которые могут произойти - связаны с возрастом, а не по причине того, что Путин недоволен их работой.

    Продолжение в видео.