проекты союзного государства
Меню

    Online-брифинг

    15:03, 28 апреля

    Интернет-видеобрифинг: «Партизанское движение на территории Беларуси в годы Великой Отечественной войны»

    • Информационно-аналитический портал Союзного государства продолжает цикл мероприятий, посвященных 70-летию освобождения Беларуси от немецко-фашистских захватчиков

    - Добрый день, уважаемые зрители! Информационно-аналитический портал Союзного государства совместно с Национальным пресс-центром Республики Беларусь продолжает цикл мероприятий, посвященных 70-летию освобождения Беларуси от немецко-фашистских захватчиков.

    Сегодня у нас в гостях заведующий отделом военной истории и международных отношений Института истории Национальной академии наук Беларуси Алексей Михайлович Литвин.

    Тема видеобрифинга: «Партизанское движение на территории Беларуси в годы Великой Отечественной войны»

    - Добрый день!

    - Алексей Михайлович, широко известен опыт белорусского партизанского движения в годы Великой Отечественной войны. Чем это объясняется: хорошей подготовкой или какими-то другими факторами?

    - Дело в том, что советская доктрина в предвоенные годы не допускала использования партизанского движения во время военных действий. Почему? Потому что, исходя из советской военной доктрины, в случае возможного нападения противника на нашу страну, он должен быть остановлен всей мощью вооруженных сил. Исходя из этого, считалось, что нет необходимости готовить заранее людей к тому, что их территория может быть занята и к тому, что необходимо готовить кадры к ведению партизанских действий.

    Хотя в 20-е – начале 30-х годов как раз это допускалось. Тогда проводилась большая работа среди партийного состава, среди органов НКВД, среди военных о том, что необходимо использовать партизанские формирования и партизанские силы в возможных боевых действиях. Но Устав 1935 года закрепил твердо установку о том, что боевые действия должны проходить только на чужой территории. Поэтому если бы перед войной кто-то сказал, что необходимо создавать партизанские отряды или готовиться к борьбе, его бы зачислили в паникеры.

    Об этом хорошо говорил Пантелеймон Кондратьевич Пономаренко и другие видные участники партизанского движения. Начало войны перечеркнуло все довоенные представления нашего советского высшего командования и партийного руководства. На седьмой день войны, 29 июня, когда Минск был захвачен гитлеровцами, прифронтовым партийным организациям прифронтовых областей была дана Директива СНК СР и ЦК ВКПБ, в которой четко было указана необходимость создавать партизанские отряды, то есть создавать невыносимые условия для врага и всех его приспешников в тылу врага. Вот с этого часа на официальном уровне партизанское движение было узаконено. Хотя до этого момента стихийно появились два направления в создании партизанского движения в тех районах, которые были захвачены немецкими войсками. Попавшие в окружение офицеры, партийные работники, бывшие функционеры компартии Западной Беларуси не сдавались сразу в плен, а боролись, используя опыт гражданской войны. И, после того как Сталин 3 июля выступил по радио, 18 июля было принято специальное постановление ЦК ВКПБ, началась широкая работа по подготовке к возможной оккупации на тех территориях Советского Союза, которые не были захвачены. Создавались подпольные партийные группы, партизанские, комсомольские отряды, партизанские группы. До начала оккупации Беларуси была проведена большая работа.

    К началу оккупации в конце августа на территории Беларуси по отчетам действовало 320 партизанских отрядов. В тыл врага до оккупации было доставлено 1220 коммунистов, в том числе три подпольных Обкома, в 89 районах было оставлено районное руководство для организации партизанского движения подпольной борьбы. Даже когда отступили из Гомеля, продолжалась работа, и более 40 групп было направлено в 1941 году на территорию Беларуси. Таким образом, по отчетам где-то свыше 420 партизанских групп и отрядов было оставлено на оккупированной территории, но не все они закрепились. К концу 1941 года по архивным данным и исследованиям наших историков 99 партизанских отрядов продолжали борьбу и примерно столько же групп на территории Беларуси, что составляет примерно 10 000 человек. Осталось два подпольных Обкома, 15 районов из 89-и осталось у руководства.

    Очень тяжелыми были осень и зима 1941-1942 года. Конечно, выжить в таких условиях, когда немцы применяли широкие акции против партизан, было трудно. Но победа под Москвой в 1942 году внесла огромный дополнительный импульс в развитие партизанского движения. С весны 1942 года постепенно начинает развиваться партизанское движение по всей территории Беларуси. На это влияли два фактора – это непосредственно деятельность подпольных органов на месте и активная работа из-за линии фронта, прежде всего, Центрального комитета и Областных комитетов партии Беларуси, органов НКВД и Военных советов фронтовой армии.

    Партизанское движение было стихийным и организованным. Таким образом, уже к концу 1942 года партизанское движение достигло значительных размеров на территории Беларуси. В нем принимали участие до 50 тысяч человек. Были созданы крупные партизанские отряды, на оккупированной территории начали создаваться бригады. А в Москве в это время оценили важность и значение партизанского движения и сделали все для того, чтобы оно стало стратегическим фактором ведения войны со стороны советского руководства. Был создан Центральный штаб партизанского движения, были созданы штабы на всех фронтах, и параллельно 30 мая 1942 года появился Украинский штаб партизанского движения. А в сентябре-октябре 1942 года были созданы республиканские штабы партизанского движения, в том числе и Белорусский штаб партизанского движения, перед которыми ставились конкретные задачи.

    Огромное значение имело создание Белорусского штаба партизанского движения. Был даже введен пост главнокомандующего партизанского движения, которым был поставлен Климент Ефремович Ворошилов – маршал, сподвижник Сталина. Он недолго был на этом посту, но, тем не менее, авторитет партизан был поднят. Следует отметить еще и то, что в 1942 году единственной территорией, где увеличивалось число партизан, была территория Беларуси. Рост числа партизан отмечался и на Украине, и в России, но за счет тех территорий, которые оставляла Красная армия летом 1942 года.

    Увеличение количества партизанских отрядов, количества партизан в этих отрядах привело к созданию определенных территорий, которые вошли в историю под названием «партизанские зоны». Это территории, которые контролировались партизанами, там фактически была установлена советская власть, действовали мастерские по ремонту оружия, по ремонту техники, повозок, работали госпитали, во многих местах были восстановлены органы советской власти.

    Всего к концу 1943 года на территории Беларуси действовало более 20 крупных партизанских зон. На стыке территории Беларуси с соседними республиками – с Украиной, Латвией, Литвой, Россией – были созданы, так называемые партизанские края, где были и белорусские партизаны, и украинские. И вот в районе Олевск – Мозырь – Петриков – Столин – Ракитна был огромнейший партизанский край, где под защитой партизан находилось более 200 тысяч человек. 10 тысяч квадратных километров – территория стыка Российской Федерации, Беларуси и Латвии – там действовали латвийские партизаны, российские, белорусские и так далее. То есть к концу 1943 года практически 60% территории Беларуси находилось под контролем партизан. Немцы контролировали только важнейшие коммуникации.


    - А каким образом немцы боролись с партизанским движением на территории нашей республики?

    - Понятно, что для немецкого руководства партизанское движение было в новинку. Вначале, когда Гитлер узнал о том, что Сталин призвал народ к борьбе, он сказал, что это как раз даст нам возможность развязать руки и уничтожать всякого, кто даже косо посмотрит в нашу сторону. Но потом оказалось, что это проблема и очень большая. Немцы вынуждены были создавать специальные части для удержания этой территории и своих коммуникаций.

    Со стороны немцев активная борьба выражалась в проведении карательных экспедиций. За годы войны было проведено более 140 крупных операций. Фактически каждый день, начиная со второй половины 1941 года, шли боевые действия. Еще линия фронта стояла в Гомеле, а в Барановичах во главе с Гимлером были организованы операции по очистке полесских и пинских болот. На всей этой территории по Припяти много осталось окруженцев, но они формировали первые акции по истреблению еврейского населения путем использования специальных частей – кавалерийской бригады СС, специальных полков полицейских и так далее. То есть в Гомеле, в Речице, еще была советская власть, а в Турове, Пинске уже проводились акции по уничтожению мирного еврейского населения и шла борьба с партизанами.

    Конечно, наиболее крупные операции проводились в 1943-1944 годах, когда ежедневно немцы привлекали для борьбы с партизанами, например, в январе 1944 года 30 тысяч человек, в феврале – 40 тысяч, в марте – 60 тысяч, в апреле – 80 тысяч, в мае – 100 тысяч и в июне – 60 тысяч. Это увеличение объясняется тем, что в апреле линия фронта стабилизировалась, и советское руководство начало готовиться к операции «Багратион».

    Самая крупная карательная экспедиция была проведена в апреле-мае 1944 года. Она состояла из двух частей: с 11 до 17 апреля – операция «Гроза», и с 17 апреля по 5 мая – «Праздник весны». В этой операции принимало участие 60 тысяч военных. Командовал операцией непосредственно генерал-полковник, командующий Третьей танковой армией. Получается, что часть силы Третьей танковой (остальные оставались на фронте), это 60 тысяч военных выступали против 16 партизанских бригад – 17,5 тысяч человек. По периметру 240 километров партизаны устроили оборонительную линию, которую можно условно назвать второй линией фронта. Глубина этой оборонительной линии была от 15 до 20 километров. В операции были использованы танки, самолеты, минометы, орудие. И все же немцам не удалось достичь полного успеха. Конечно, партизаны были сжаты предельно, и, когда осуществлялся знаменитый прорыв, который организовала наша антифашистская бригада, против нее выступала бригада Каминского – та, которая боролась на стороне гитлеровцев. Потери, по данным партизан, составили более 20 тысяч немцев и их прислужников. Конечно, и потери партизан были очень большими. Проведение этой операции, особенно, акции «Корморан» против партизан Борисовско-Бегомльской зоны и Сенненско-Оршанской, свидетельствует о том, что немцы к этому времени достигли большого мастерства. Если бы не переход Красной армии в наступление, начало операции «Багратион», то партизанам Беларуси пришлось бы довольно трудно.

    План сработал, потому что помощь в операции «Багратион» была очень значительной. Я думаю, что до настоящего времени она по всем показателям не оценена как надо, потому что военные акценты делают на свои моменты, а нам нужно больше и глубже рассказать именно о том, что помощь, которую оказали партизаны, была очень важна.

    Следует отметить первый удар по железным коммуникациям, который был произведен с 19 на 20 июня – за два дня до начала операции «Багратион». Тем самым партизаны вывели из строя все дороги и нарушили планы немецкого командования. Позже в процессе наступления Красной армии они оказывали помощь по таким важным направлениям как захват переправ, блокировка лесных проселочных дорог, удары по коммуникациям. И после того как Красная Армия начала наступление, партизаны принимали активное участие в очистке территории Беларуси.


    - А кто и каким образом осуществлял командование белорусскими партизанами? И как сложилась судьба белорусских партизанских командиров после войны?

    - На мой взгляд, огромное значение партизанского движения в том, что бывший первый секретарь ЦК Компартии Пономаренко до войны лично написал больше всего докладных записок по развитию партизанского движения. Работая с архивом Пономаренко, я видел, как он постоянно советовался с Марксом, Энгельсом, объясняя Сталину необходимость создания партизанского движения, создания Центрального штаба. Он ссылался на работы Маркса и Энгельса, допустим, где они исследовали партизанскую войну в Испании, войну в Афганистане. Он приводил эти аргументы. Поэтому одна из причин – это Пономаренко. Второе – Пономаренко внес решение о создании Центрально штаба еще в октябре в 1941 года. Так как он внес предложение, Сталин первого секретаря ЦК Компартии Беларуси назначил начальником Центрального штаба партизанского движения. А далее по рекомендации Пономаренко начальниками штабов на фронтах были назначены те люди, которые работали в Беларуси. Вот, например, Сергей Исаевич Бельченко на Западном фронте командовал. Заместителем у него был второй секретарь ЦК Компартии Беларуси Калинин. Потом, когда создали Белорусский штаб партизанского движения, Калинин стал начальником Белорусского штаба партизанского движения. На Брянском фронте был Матвеев – бывший министр НКВД Беларуси, а до этого еще секретарь Минского горкома. То есть это были люди, которых Пономаренко знал.

    В тылу врага партизанская борьба выдвинула совершенно новых людей. Например, Василий Иванович Козлов, который был вторым секретарем Минского обкома партии. Он был оставлен в тылу врага, и его работа первой была оценена из белорусских партийных работников – он стал героем Советского Союза после приезда в Москву. Имена первых партизан, я думаю, вы знаете – это Тихон Пименович Бумажков и Федор Илларионович Павловский, которые в 1942 году стали Героями Советского Союза. Но их судьба по-разному сложилась. Тогда в тылу врага действовала кавалерийская группа, которая была создана специально под действием врага. Командовал этой группой и инициатор ее создания – Акакий Городонюков. Она пошла в тыл врага удачно и по возвращению Тихон Пименович был назначен начальником политотдела дивизии. А секретарь Обкома партии Языкович Федор Михайлович, который должен был руководить партизанским движением в Полесской области, был назначен комиссаром этой группы. Вот судьба первых руководителей была такова.

    Известна нам и судьба Петра Мироновича Машерова, который был учителем до войны. Он создал подпольную группу, потом партизанскую группу, партизанский отряд, стал его комиссаром. Он единственный у нас Герой Советского Союза, человек, который до войны не был на комсомольской работе, стал секретарем Вилейского подпольного обкома комсомола.

    Другие комсомольские работники – Мазуров Кирилл Трофимович был в тылу врага, Сурганов Федор Илларионович. Они возглавляли общие руководство. Василий Захарович Корж – работник органов до войны, был в Испании, остался в тылу врага, вырос до командира партизанского соединения, стал Героем Советского Союза, ему присвоено звание генерала. Василий Иванович Козлов после войны был председателем Президиума Верховного совета. Притыцкий, который возглавлял Польский штаб партизанского движения, тоже был уже после смерти Василия Ивановича председателем Президиума Верховного совета. Многих партизан, которые воевали, практика была такова, что после освобождения территории, особенно из проявивших себя партийных работников, оставляли для восстановления территории Беларуси. Ну вот Демин – командир партизанского отряда – стал директором Автозавода и так далее. Это можно или нужно написать нам специальную большую работу о роли партизанских командиров в восстановлении и нашем послевоенном развитии. Это особая тема и тема довольно, на наш взгляд, интересная.


    - А если обобщить все, что Вы сказали раньше, какую роль сыграли партизаны в освобождении Беларуси?

    - Огромнейшую роль. Я здесь акцентирую внимание, обычно, в ходе освещения этого вопроса на цифрах. Сколько эшелонов спустили? 11 тысяч – это огромное количество. Количество немцев и их прислужников, которых партизаны уничтожили за годы войны – это одна сторона дела. Сколько гарнизонов разгромили! Я считаю, что большое значение имеет сам факт существования партизанской силы: 374 тысячи в общем количестве партизан было на нашей территории, 70 тысяч подпольщиков и официально еще 440 тысяч людей, которые были в партизанском резерве. Это около одного миллиона человек.

    71% партизан – это белорусы, местные люди, остальные – русские, украинцы и другие национальности. То есть из 10 миллионов населения Беларуси у нас миллион был в строю. Этим, возможно, и объясняются такие огромные потери среди мирного населения. Полтора миллиона немцы уничтожили. Достаточно было знать, что сын в партизанах для того, чтобы семья была репрессирована.

    По существу, все годы войны на территории Беларуси действовал партизанский фронт – 50 тысяч человек перед войной, это фактически армия. Но в 1944 году – это уже 140 тысяч человек, и в тот же год число достигло около 150 тысяч партизан. Это огромная сила. Поэтому партизанский фактор я считаю очень значимым.


    - Известно, что белорусские и российские историки совместно подготовили монографию об освобождении Беларуси от немецко-фашистских захватчиков. Расскажите подробнее об этом издании.

    - Мы уже 20 лет являемся самостоятельным государством. С одной стороны это очень хорошо, но с другой стороны для историков возникают трудности. Дело в том, что все главные архивы остались в России – это архив Министерства обороны, бывший архив ЦК и другие военные архивы. С каждым годом работать там нам все труднее и труднее, поэтому мы ищем всякую возможность для кооперации с российскими, украинскими и польскими историками. В 2010 году у нас вышла работа «1941 год. Страна в огне» в двух томах. Вместе и Институтом всеобщей истории мы планировали, что в прошлом году завершим подготовку третьего и четвертого тома, но возникли проблемы. Здесь совместно работают российские, белорусские и украинские историки, но выход третьей и четвертой книг находится под большим сомнением.

    Вместе с Институтом военной истории весь прошлый год мы работали над темой «Освобождение Беларуси», в которой постарались показать обоюдный взгляд российских и белорусских историков. Эта книга состоит из двух частей. В аналитической части белорусские историки показали ситуацию на территории Беларуси именно в 1943-1944 годах. Главный акцент в этом издании мы сделали на документы Центрального архива Министерства обороны, которые представлены во второй части – это документы Ставки верховного главнокомандования, командования фронтов, которые ранее нам не были известны. Я думаю, что эта работа будет оценена, прежде всего теми, кто занимается изучением освобождения Беларуси.

    В современных условиях, с одной стороны, интерес проявляют многие, особенно молодежь. Но, с другой стороны, очевиден и определенный нигилизм к этим событиям.

    Сегодня задача военных и гражданских историков – создать наиболее правдивую версию, потому что история – это вечно живая наука. Например, создатели в свое время двенадцатитомной истории Второй мировой войны думали, что они уже как бы поставили точку на этом. Это не так.

    Еще наша задача заключается в том, чтобы не были забыты люди. Все подвиги, которые были когда-то совершены, должны быть записаны и известны. Только в этом случаем мы избавимся от темных пятен в нашей истории.

    Беседовала: Шершнева Алеся

    Видео: Таяновский Владимир