проекты союзного государства
Меню

    Online-брифинг

    15:57, 29 января

    Интернет-видеобрифинг «Политические итоги 2013 года. Ожидания и прогнозы на 2014 год»

    Soyuz.by совместно с Национальным пресс-центром Республики Беларусь проводит интернет-видеобрифинг с Сергеем Григорьевичем Мусиенко, руководителем аналитического центра ECOOM.

    Тема: «Политические итоги 2013 года. Ожидания и прогнозы на 2014 год».

    — Подводя итоги минувшего года, хотелось бы начать с вопроса о белорусско-российской интеграции. Сергей Григорьевич, какое, на Ваш взгляд, событие в жизни Союзного государства можно назвать ключевым?

    — То, что мы прожили этот год без особых потрясений, на мой взгляд, и динамичное развитие наших союзных отношений налицо.

    — В вопросах союзных отношений создание пяти белорусско-российских холдингов. Что, на Ваш взгляд, мешает этому процессу? И, если сделки состоятся, что получит каждая из сторон?

    — Вы знаете, неверно говорить, что им что-то мешает. Идет нормальный процесс согласования параметров хозяйствующих субъектов. Они находят какие-то нюансы в объединении, решают их – это нормальный рабочий процесс, не стоит драматизировать эту ситуацию.

    — В этой связи частенько в прессе можно встретить опасения, что мы слишком завязаны на Россию: она дает нам кредиты, наш новый митрополит из России, практически решен вопрос о размещении российской авиабазы. Дескать, такими темпами мы скоро станем одним из ее регионов. Оправданы ли подобные опасения, на Ваш взгляд?

    — Вы знаете, сейчас мы входим в фазу, когда весь мир взаимозависимый, и неизвестно, от кого зависишь в этом мире. Наверное, когда государство говорит, что оно независимо от всех – это не правда. Мы научились, и опыт нашего построения Союзного государства говорит о том, что, в принципе, это успешный проект взаимодействия с таким огромным, мощным соседом, как Россия. Слухи о том, что независимость мы потеряем через три недели, через три месяца, постоянно муссировались. 20 лет эти темы муссируются и дальше не идут, слава богу. Поэтому мы ищем пути интеграции, взаимодействия. И здесь уместен пример Солнечной системы: если маленькую Луну выдернуть, что станет с Землей? То есть мы свою значимость, роль в Союзном государстве, в СНГ показали. И эта роль оценена нашим партнером, отсюда такое уважительное отношение, отсюда эти интеграционные процессы. Заметьте, что по товарообороту мы стали лидерами среди стран СНГ с Россией. Мы занимаем в мире даже достойное положение как торговый партнер Российской Федерации. Поэтому эта взаимозависимость – это не игра в одни ворота. Если бы это не было выгодно, с нами, конечно бы, так не вели дела.

    — В 2013 году Беларусь председательствовала в СНГ. Что, на Ваш взгляд, нам удалось привнести в Содружество? Насколько эффективна Беларусь в качестве председателя международной структуры?

    — Я не побоюсь сказать, что это было наиболее успешное председательство. Большое количество инициатив, задел на будущее – порядка 70 интеграционных проектов было инициировано или завершалось. Даже, казалось бы, такой неэкономический проект и соглашение о том, что мы будем награждать ветеранов Великой Отечественной войны во всех странах, тоже о многом говорит. Углубляется интеграция, отношения возвращаются в нормальное русло. Мы показали, что мы умеем работать четко, без накладок. Год проведен. В рамках СНГ это, конечно, большая заслуга Беларуси.

    — В ходе заседания Высшего Евразийского Экономического Совета Александр Лукашенко заявил, что идти в ЕврАзЭС, не закончив формирование Таможенного союза рискованно и неправильно. А как, по-вашему, можно реализовать евразийский проект, не урегулировав спорные вопросы в рамках Таможенного союза?

    — Я считаю, что, безусловно, Александр Григорьевич прав, потому что если дом построен на силикатном кирпиче, если его фундамент будет из силиката, он так стоять не будет, развалится. Поэтому надо максимально четко отрегулировать вопросы, которые подняты, в частности, об автомобильных перевозках, которые осуществляются через нашу территорию, товарооборота с Европейским союзом. И это не дело, когда наши машины не могут выполнить рейс между Калининградом и Смоленском, условно говоря, потому что это внутренний каботаж в России. Это надо снимать. Точно так же никто не может объяснить, почему белорусская машина, привезя груз на Урал, с этого же предприятия не может забрать груз в Европу. Дикие вещи существуют, и их надо снимать. Поэтому, безусловно, та задача, которая поставлена, унификация, снятие подобных вопросов, Александр Григорьевич абсолютно прав – надо фундамент строить надежным.

    — В конце 2013 года руководство Украины решило на данном этапе воздержаться от подписания Соглашения об Ассоциации с Европейским союзом. Со стороны российских должностных лиц звучали заявления о том, что двери для Украины в Таможенный союз открыты. О преимуществах присоединения Украины к Таможенному союзу заявлял и Президент Республики Беларусь Александр Лукашенко. Как Вы оцениваете такую перспективу? И какую выгоду от этого получит каждая из стран-участниц?

    — Никто не скрывал, что с точки зрения присоединения Украины к Таможенному союзу, есть большие экономические перспективы. Они просчитаны и тем же Сергеем Глазьевым. И год нашего председательства в СНГ тоже говорит о том, что и рост товарооборота с Украиной был. А об экономических преференциях со стороны Евросоюза не только не слышно, но и четко было артикулировано: «Не ждите их». Поэтому о них и не стоит говорить. Их никто не обещал. Когда-нибудь, в будущем, может быть. Но, Вы знаете, я столкнулся с тем, что даже очень многие ответственные чиновники в Украине этот девятьсотстраничный документ внимательно не читали. Хотя, может быть, стоило бы. О чем это говорит? Что это документ сокрытия информации, а не открытия. О том, что многие его положения говорят о такой возможности, как уничтожение угольной промышленности на Украине, космической, энергетического сектора. Поверьте, что выступления шахтеров Донецка будут, наверное, помощнее, даже чем «евромайдан», так называемый. Поэтому руководство Украины приняло прагматичный, четкий шаг. Оно понимало, что экономическое будущее завязано на Таможенном союзе, и приняло его на Вильнюсском Саммите. И это было тоже соревнование двух систем и двух системных подходов, потому что год нашего председательства в СНГ и Саммит в Минске были позитивны, говорили о перспективах в проектах, о совместных каких-то партнерских отношениях, налаживании, развитии их. А восточное партнерство вылилось же в такую политическую декларацию, условно говоря, ни о чем, как и все предыдущие восточные партнерства. Ну, здесь была растерянность. Европейские партнеры до последнего верили, что Украина сломается, отдастся на эти уговоры. Но не поддалась.

    — В развитие предыдущего вопроса хотелось бы немного уточнить. Некоторые СМИ нам усиленно показывают, как Украина хочет в Евросоюз. Даже соответствующий Майдан организовали. Так, на Ваш взгляд, кто, собственно, хочет в Евросоюз: украинские элиты, украинский народ или кто-то другой?

    — Вы знаете, там все перемешано. Но намного сложнее, как показывает практика, от того, что происходит сейчас на Майдане. Но я должен вам сказать, что палатки, биты, продовольствие на Майдан стали завозиться до начала Восточного партнерства в Вильнюсе. О чем это говорит? К нему давно готовились. Может быть, он был немножко несвоевременным в плане зима-весна? Хотели там ближе весна-лето. Но немножко поспешили. Там, скажем так, текущие моменты. Но то, что инспирирован процесс, и это видно четко, накручивают, выдают желание народа за какое-то проявление его, условно говоря, демократического процесса Майдана, не является таковым. Готовилось длительно. Чужая сила, которая не хочет ни народу украинскому добра, ни Украине. Что, думаете, люди на Крещатике счастливы? Это самые дорогие квартиры в Киеве. Смотреть вот это безобразие под домами, невозможно ни подъехать, ни подойти, ни детей в школу доставить, ни машину поставить, ни скорую вызвать. То, что там покрышки жгут, людей убивают не понятно кто и почему. То есть не в угоду украинскому народу это делается однозначно.

    — Со стороны некоторых оппозиционных политиков Беларуси звучат мнения, что наше вхождение в Таможенный союз и, видимо, последующее участие в Евразийском экономическом союзе делает неактуальной многовекторность нашей внешней политики. Суждение более чем спорное, согласитесь. Хотелось бы услышать Ваши аргументы по данному вопросу.

    — Дело в том, что люди, которых вы называете, оппозицией, они таковой давно у нас не являются, потому что это какая-то наследуемая родословная деятельность, которой подходит замечание нашего классика и, наверное, стоит называть «правоотстойник». Потому что то, что они делают, это не в интересах ни нашего народа, ни страны в целом. Дело в том, что приходить на многие рынки мировые, а мы это делаем, и как раз многовекторность нашей политики это подтверждает. Без плеча Российской Федерации, или совместной, или сначала мы приходим, потом – Российская Федерация, зачастую бывает тяжело, трудно и невозможно. Но в последнее время, условно говоря, те энергетические проекты, которые мы делаем на рынках третьих стран совместно с Российской Федерацией, то, что наши строители могут строить атомные электростанции совместно с Россией в третьих странах, добывать нефть, газ, заниматься какими-то инфраструктурными проектами, о многом говорит. То есть у нас большой надежный партнер, с которым мы можем работать. Да, тяжело иногда, не стыкуются какие-то коммерческие интересы, государственные, зачастую, и наши. Но это жизнь, это рабочий процесс. Поверьте, на Западе с устоявшимися, казалось бы, устоями капиталистическими бывают эти сложности еще больше. Поэтому ничего страшного в этом нет. Наоборот, это благо развивать и иметь такого партнера. Многие страны мечтали бы об этом.

    — И в заключение. Сергей Григорьевич, сделайте, пожалуйста, прогноз, каким будет политический 2014 год для Беларуси?

    — Вы знаете, я думаю, что непростым, как в целом и для мира, потому что мы сейчас находимся на таком переломе и в сознании, и эпох. То, что Майдан, то, что происходило по Сирии, показывает, что нас ждет непростое время. И, вы знаете, какая-то мистическая связь между тем, что Дары Волхвов побывали в Минске, собрав порядка 500 тысяч людей, что намного больше, чем в России, едут на Украину с какой-то миротворческой миссией, что сами Афонские монахи говорят, что эту чернуху, беспредел, гнев остановить может только какая-то божья воля. Как, по сути, получилось, когда эскалацию сирийского конфликта остановил папа Франциск и Владимир Владимирович Путин. И здесь вот упоение на чудо, потому что они дошли до тупика на Украине, а это страшная вещь. По сути это отработка модели давно существующей – югославский сценарий или сирийский. И очень быстро эта эскалация напряженности, разобранная брусчатка на Майдане говорит о том, что для этих людей нет ничего святого – так же, как жгут покрышки, будут дальше творить, громить. А сейчас той силы, которая все это остановит, по сути, мы не видим на Украине. А это дальше переброска этих настроений и желаний к нам и в Российскую Федерацию. А это уже большая проблема для нас. Поэтому, конечно, хотелось бы, чтобы это все безумие остановилось.

    Беседовал: Дмитрий Новиков

    Видео: Игорь Талако