проекты союзного государства
Меню

    Online-брифинг

    14:25, 14 августа

    Интернет-видеобрифинг «Национальная академия наук: «Реализация программ Союзного государства».

    В брифинге принимает участие руководитель аппарата Национальной академии наук Беларуси, академик, доктор технических наук Петр Александрович Витязь.

    Петр Александрович, здравствуйте.

    Петр Александрович, основу Союзного государства, большую часть его бюджета составляют союзные программы, и направлены они на конкретные результаты, на решение государственных задач Беларуси и России. Расскажите, пожалуйста, как происходит разработка проектов союзных программ и их утверждение.

    Союзные программы очень важны в целом для науки Союзного государства, Национальной академии наук, которой делегирована функция определенного органа государственного правления, мы можем выступать заказчиками программ, поэтому любая программа формируется в соответствии с приоритетами, которые нами утверждены. Мы их определили и по ним пытаемся формировать программы по различным направлениям.

    Прежде всего, формирование союзных программ зависит от людей, которые участвуют в этом. Это, прежде всего, должен быть заказчик от России и Беларуси. От Беларуси – это НАН. Второе, это должна быть головная организация, которая организовывает и ведет всю финансовую деятельность, и исполнитель. Вот такую функцию выполняет Национальная академия наук в области определенных научно-технических программ, которые мы формируем.

    Процесс длительный: формируется сначала концепция, которая утверждается Россией, и Беларусью. После этого формируется программа, которая сначала утверждается или нет. Поэтому от начала идеи и до ее утверждения, до начала работы, как правило, проходит не один, а два и более лет. Это плохо.


    По итогам прошедшей в июле коллегии Счётной палаты Российской Федерации из 13 программ Союзного государства результаты только по 8 полностью или частично внедрены в производство. На Ваш взгляд, почему так происходит? От кого зависит успех союзных программ и что необходимо сделать для повышения их продуктивности?

    Я уже говорил, что программу формируют, прежде всего, личности, которые учувствуют в ее разработке, и заказчики головной организации. Там, где они правильно выбрали приоритет и утвердили его, вопросов нет.

    Вот Академия наук ежегодно ведет от 4 до 6 программ. Сейчас мы выполняем четыре, две закончились в прошлом году. Формируем новый класс программ, поэтому по нашей линии все программы выполняются и к Академии замечаний нет.

    Есть технические недоработки, связанные с освоением средств на союзные программы, работа над которыми началась под конец года. Например, отдельные программы открывались в четвертом квартале. Невозможно за один квартал использовать весь запланированный годовой бюджет. Бывают такие отдельные годы, но это не значит, что программа не внедряется в производство. Бывает, что курс рубля меняется, поэтому тоже по срокам отстает выполнение. А, в целом, мы, Академия наук, проблем с выполнением программ не имеем. Да, есть программы, наверняка, в отдельных министерствах, к которым есть претензии. Я думаю, недоработки там связаны только с человеческим, организационным, фактором. У нас, в Национальной Академии, таких проблем нет.


    Национальная Академия наук Беларуси и Федеральное космическое агентство России «Роскосмос» намечают новые союзные программы в космической сфере. Расскажите, пожалуйста, какие это будут программы, и на какой стадии находится процесс их разработки.

    Да, одним из приоритетных направлений в Союзном государстве, сегодня являются программы в области космоса и информационных технологий. Это наши первые приоритеты. По сути дела эти направления стали визитной карточкой Союзного государства. Они хорошо идут. Мы уже выполнили 4 программы по космическим исследованиям, сейчас идет программа «Мониторинг – СГ», она успешно выполняется. Программа направлена, прежде всего, на повышение качества не только съемок и создания новой аппаратуры, но и, прежде всего, информационных технологий и повышения «живучести» космических спутников.

    Сейчас спутник работает 5 лет, мы ставим задачу до 10 лет. Поскольку этот процесс дорогой для запуска спутника и так далее, конечно, надо, чтобы он работал более продолжительное время. Такую задачу мы поставили совместно с «Роскосмосом» и над этим работаем.

    У нас есть межправительственные соглашения по сотрудничеству. Мы создали в этом году рабочую группу с представителями «Роскосмоса» и Национальной Академии наук Республики Беларусь. Мы систематически обсуждаем, прежде всего, какие программы должны быть и как выполняются существующие программы. У нас уже состоялось три таких заседания рабочей группы, где мы обсуждали десяток программ на далекую перспективу.

    Если говорить о существующих программах в космической сфере, то, прежде всего, я назвал бы «Мониторинг-СГ». Также сюда относится новая программа «Скиф-Недра». Она должна пройти утверждение на заседании союзного Совмина. Также мы наметили программу «Технологии-СГ». Это новые материалы и технологии космической техники. Мы должны подготовить сегодня программу «Стандартизация-СГ», чтобы мы могли говорить на одном техническом языке. Это важно не только для России и Беларуси, а в целом для международного пространства, для космического сотрудничества, потому что должны быть согласованы подходы с точки зрения стандартов, ГОСТов и так далее.

    Сегодня обсуждается необходимость по ряду новых направлений расширить область участия многих научных и производственных организаций Республики Беларусь в союзных программах космической сферы. Прежде всего, это «Интеграл» с элементной базой, чтобы мы не закупали элементную базу, а ее производило белорусское предприятие. Этот вопрос обсуждается. Мы обсуждаем с ОАО «Пеленг», как повысить сегодня качество той целевой аппаратуры, которую они делают. Белорусское предприятие «Планар» имеет ряд технологий, и мы хотели бы, чтобы они участвовали в союзных программах по космосу.

    Сегодня от Республики Беларусь по космическим направлениям учувствуют около четырех десятков организаций, научных и производственных. Это по производителям. А по потребителям: сегодня мы работаем, по сути дела, со всеми министерствами, с точки зрения использования информационно-космической информации, и задача стоит не только допустить спутник и снять снимок. Должна быть целая система мониторинга, создания, улучшения этой информации, умение с ней обращаться, ставить правильную задачу, подготовить кадры, сделать пункты приема и это по всем министерствам.

    За это время мы создали с одиннадцатью министерствами такие пункты совместно. Прежде всего, это МЧС. Им необходимо систематически мониторить несчастные случаи, наводнения, пожары и так далее. Это Министерство сельского хозяйства, Министерство лесного хозяйства. Конечно, Министерство обороны.

    В космических исследованиях мы ставим задачу более сложную. Задействована авиация, потому что есть более целенаправленные исследования зон, беспилотники, которые сейчас тоже разрабатываются, то есть мы отрабатываем целую систему: от идеи до производства и обработки получаемого нами материала, и систематического мониторинга по тем проблемам, которые нужно решать.

    Для решения этих задач необходим не только космический аппарат, обязательно нужны инновационные технологии, суперкомпьютеры. Эту задачу надо решать непосредственно с точки зрения, что нужно потребителю, чтобы правильно формировать программу,

    Кроме этого, необходимо готовить кадры, поэтому ведется работа с университетами, в частности, с БНТУ. Там открыт ряд специальностей по этому направлению.

    22 июля мы отметили два года, как летает наш спутник. И я с чистой совестью могу сказать, что многое сделано. Это позволяет сегодня говорить, что в Республике Беларусь сформирована отрасль по космической проблеме.


    Петр Александрович, Вы неоднократно заявляли о том, что Союзному государству необходима своя группировка спутников. Как идет работа по ее созданию и готовы ли уже разработки новых спутников?

    Наш спутник запущен и он летает над каждой точкой раз в 16 суток. Следовательно, мы можем получать информацию с такой периодичностью, этого недостаточно. Поэтому, чтобы повысить возможность более полной информации, конечно нужна группировка спутников.

    У нас запущен белорусский спутник дистанционного зондирования Земли и российский аппарат «Канопус-В». Таким образом, мы уже создали группировку из этих двух спутников. Значит уже можно получать информацию гораздо чаще. При этом мы не просто сделали группировку, а мы помогаем друг другу управлять аппаратами. Если на Земле что-то случилось, значит мы можем переключаться на их спутник, а они – на наш.

    Также есть запасные точки управления и получения информации, которые мы сегодня отработали. И у нас стоит задача расширить эту группировку. Например, нужна оценка урожайности, надо систематически смотреть, как идет уборка. Не раз в 16 суток, а хотя бы раз в сутки, чтобы дать оценку, как идет процесс, чтобы не ездить не смотреть и так далее. Или прошла большая буря: как оценить сегодня потери в лесу или на поле? Наводнение, пожары. То есть тут необходим мониторинг, как говорится, по часам. А для того, чтобы каждые три часа делать мониторинг по той или иной точке, желательно иметь не мене 12 спутников на орбите. Как к этому придти - мы обсуждаем. Будет ли это группировка в рамках Союзного государства, будут ли это страны СНГ или какие-то другие, пока не решено.

    Конечно, мы бы хотели иметь такую группировку с Россией. Сейчас для многих потребителей необходимо иметь информацию с разрешением метр и менее для картографии, для градостроительства, для оценки сегодня имущества в целом по Республике, потому что что-то сносится, что-то строится - это все можно оценивать по снимкам. Так вот там нужна группировка. Мы над этим работаем. Мы свою информацию изложили, и если по решению Президента и правительства будет выделена какая-то часть бюджета, также это могут быть и другие источники, мы можем получить заказы на будущие спутники от зарубежных потребителей и наших коллег в России и Беларуси. Вот над этим сейчас работаем.

    Хотелось бы сейчас приступить к созданию нового спутника. Мы готовы. Знаем облик этого спутника. Согласовали с россиянами, нашими коллегами. Если будет принято решение Президента по данному вопросу, то мы немедленно приступим к этому. За два с половиной года – это более ускоренно, обычно делается 4-5 лет – мы могли бы вместе с россиянами с учетом наработок и нашего опыта, имеющихся кадров, создать новый спутник.


    Новая союзная программа по суперкомпьютерам, которая получила название «Скиф-Недра», по Вашим словам, позволит ускорить добычу полезных ископаемых. Когда программа заработает и каковы ожидаемые результаты?

    «Скиф-Недра» уже прошла согласование, концепция программы утверждена. Ее окончательное принятие должно состояться на ближайшем заседании Совета Министров Союзного государства. В его повестке дня эта программа есть. Она направлена, прежде всего, на выявление и мониторинг углеводородного сырья в России и Беларуси.

    На основе сейсмических исследований есть возможность давать оценку, где может залегать углеводородное сырье. Для этого необходима не только космическая съемка, но и программы о том, как обрабатывать ту информацию, которую мы получаем, чтобы выявлять разрезы, выявлять какие-то области, где предположительно может залегать то или иное сырье.

    Вот такие технологии разрабатывают и создают суперкомпьютеры. Мы надеемся, что в дальнейшем будет и программа «Скиф-Гео», которая будет направлена именно на это. Потому что в машинах нужно иметь не только высокую скорость, но большую память, чтобы накопить и заложить туда все, что уже было исследовано и в период Советского Союза и сейчас, чтобы мы могли выбирать то, что нам нужно. Вот на это и будет направлена эта программа. Она имеет очень хорошую перспективу и будет очень полезна как Республике Беларусь, так и России. Программа вызовет интерес и у других стран.


    Национальная академия наук Беларуси является заказчиком союзной программы «Инновационное развитие картофеля и топинамбура на 2013-2016 годы». Каких результатов уже удалось добиться по реализации этой программы и что стоит в планах?

    Картофелем в Беларуси занимаются давно. У нас есть Институт картофелеводства, есть Центр по картофелеводству и овощеводству.

    Нужно понимать, что в разных регионах разные природные условия и разная земля. Поэтому необходимо для каждого региона отработать те сорта, которые будут наиболее полезны. Кроме того, чтобы получить устойчивость картофеля к вредным болезням, нужно иметь широкую базу более стойких сортов. Поэтому идет селекция отборного картофеля, а это не в один год делается. Это процесс на десяток лет, чтобы создать сорта. Поэтому мы объединяем усилия России и Беларуси по картофелю.

    Но самое главное не сорта, а хранение и переработка картофеля. Мы должны делать продукт, который попадет к потребителю уже в готовом виде. Поэтому мы и развиваем такое направление. Конечно, такая задача подразумевает создание комплексных машин.

    По выращиванию, хранению и практическому применению топинамбура задача более сложная. Для нас это земляная груша. Продукт очень полезный и качественный. Здесь нужно вырабатывать технологию и сорта, и продукта переработки – вот эта задача сейчас решается. Эта программа была открыта в 2013 году. Сейчас идет отбор сортов и участков, где эта культура будет высаживаться, а также производится оценка технологических процессов, которые необходимы как для посева, так и для хранения и переработки топинамбура.


    Петр Александрович, расскажите, пожалуйста, над какими проектами сейчас работают белорусские и российские ученые?

    Вы знаете, у нас желание работать очень большое. Я уже назвал программы по космосу, по суперкомпьютерам. Также у нас есть очень важные программы «БелРоссТрансген». Также «БелРосФарм» – это производство лекарственных веществ из лактоферрина, который получен из козьего молока. В свою очередь, молоко с высоких содержанием этого ценного вещества белорусские ученые совместно с российскими коллегами научились получать от трансгенных животных – коз. Это направление, которое будет развиваться.

    Второе направление, которое у нас сегодня есть – это стволовые клетки. Программа закончилась, и сейчас стоит задача, как использовать полученные результаты, генную инженерию как для растительного мира, так и для животного, и конечно для человека. Это направление тоже разрабатывается, и мы будем его усиленно развивать.

    Нас очень волнуют сегодня наукоемкие сферы – это машиностроение и энергетика. Прежде всего, союзные программы дали возможность объединить усилия россиян и белорусов не только с точки зрения взаимодействия науки, но и в использование знаний на благо развития экономики наших стран, на становление сегодня правовых основ Союзного государства. Мы бы хотели значительно усилить эту работу с пользой для нашей страны, для Союзного государства, для укрепления взаимодействия на международном уровне.

    Только через науку и новые направления мы можем повлиять на изменения экономики нашей страны. Нам нужно не только поддерживать уровень существующих технологий, но создавать новые направления, которые будут конкурентоспособны на мировом рынке. Об этом неоднократно говорит Президент, и мы с ним согласны. Поскольку Национальная академия наук подчиняется Президенту, конечно, мы будем все делать, чтобы его поручения выполнить.

    Петр Александрович, спасибо интересные и конструктивные ответы. На этом мы заканчиваем наш видео брифинг. Спасибо за внимание.

    Беседовала: Татьяна Бинда

    Видео: Алеся Шершнева