проекты союзного государства
Меню

    Online-брифинг

    15:45, 21 августа

    Интернет-видеобрифинг: Перспективы развития экономики Беларуси

    Портал «Союзного государства» совместно с Национальным пресс-центром Республики Беларусь провел интернет-видеобрифинг на тему: «Перспективы развития экономики Беларуси». Сегодня на наши вопросы согласился ответить заместитель директора центра системного анализа и стратегических исследований Национальной академии наук Беларуси Гриц Георгий Васильевич.

    - В начале августа Михаил Мясникович провел заседание Совета Министров в Беларуси, на котором, оценивания работу белорусской экономики в январе-июне этого года, руководитель Правительства констатировал ускорение ее роста. Несмотря на то, что из 8 параметров прогноза не выполнен только 1, негативные тенденции по-прежнему сохраняются. А как бы Вы оценили полученные в первом полугодии показатели?

    - Оценка любого события может рассматриваться с двух точек зрения: с точки зрения пессимиста и оптимиста. Я думаю, что Михаил Владимирович дал свою оценку, с которой знакомы большинство слушателей. Давайте попытаемся посмотреть на эту проблему со стороны пессимиста, но со здравым оптимистичным уклоном и ни в коем случае не с точки зрения критиканства. Действительно, большинство показателей, которые прописаны в прогнозе социально-экономического развития на 2014 год формально выполнены. Почему я говорю формально? Возьмем несколько показателей. Например, рост ВВП. По большому счету, в условиях продолжающегося глобального кризиса динамика положительная, то есть 101,3% на уровне других стран является положительным результатом.

    Однако, при рассмотрении этого показателя следует также учитывать два фактора. Первый заключается в том, что мы догоняющая страна, то есть мы отстаем по технологическому уровню, уровню зарплат и росту ВВП. Поэтому нам необходимы объективно высокие темпы роста экономики. С такой точки зрения этот показатель является недостаточным. Другое дело, что ресурсы национальной экономики должны быть адекватны прогнозам. Теперь, что касается второго показателя. Вспомним годовой прогноз, который должен быть для ВВП – это 103%. Рост ВВП входит в параметры, которые установлены прогнозом, но с другой стороны он явно недостаточен с точки зрения динамики развития национальной экономики и является проблематичным, так как нельзя однозначно сказать, обеспечим ли мы скачкообразный рост экономики во втором полугодии. Возьмем другой показатель – это рост доходов населения. Насколько я помню, в первом полугодии доходы населения выросли на 6,3%. Безусловно, это является достижением государства, которое существует для народа. Но доходы населения должны быть сбалансированы с доходом целой экономики. Если население получает больше, чем производит, то возникают инфляционные ожидания, что и произошло. У нас идет рост оптовой и розничной торговли. Как следствие этого - динамика внутреннего рынка. Но опять-таки мы привязываемся к показателям роста ВВП, там 1% с копейками, здесь 6 или 10% по розничной торговле. Это говорит о том, что экономика не сбалансирована, хотя динамика есть.

    Теперь от внутреннего рынка перейдем к внешнему. С одной стороны мы обеспечили положительность сальдо. Это несомненный результат, которого нам не удавалось достичь последние пять или шесть лет. С другой стороны давайте в эту проблему вникнем. За счет чего он обеспечен? В основном положительное сальдо сформировалась за счет уменьшения доли импорта. Если углубиться в структуру импорта, то можно заметить, что в нашей стране импорт – это, в основном, потребительские товары: продукты питания, медикаменты. А вот импорт в основные средства, импорт в технологии по сравнению с прошлым годом сократился. Учитывая то, что сегодня нам необходима модернизация и обновление, эта тенденция является негативной.

    Я думаю, можно сделать вывод о том, что наша экономика развивается, несмотря на достаточно сложные условия.


    - Для экономики нашей страны по-прежнему актуальными остаются риски дальнейшего роста инфляции, которая за первое полугодие уже превысила показатели 10%. Какие меры следует принять для регулирования этого показателя?

    – Вы правы, инфляция сегодня выходит на первое место среди проблем, которые декларирует не только Национальный банк, но и Правительство. Что это за такой показатель? Инфляция для многих ассоциируется с ростом цен и, по большому счету, так и есть. Но решать проблему роста цен только монетарными методами, например, изменением уровня ставки рефинансирования или сдерживанием кредитных ресурсов, наверное, можно, но опять-таки, это только часть проблемы. Во многом уровень роста цен зависит и от внешних факторов. Допустим, Беларусь является зависимой от энергоресурсов или от внешних рынков. В данном случае рост энергоресурсов - это общемировой тренд. Готовая продукция, в том числе трактора, мазы это опять-таки не проблема белорусских производителей, а общемировая тенденция. Цены на мировом рынке уменьшаются - это тоже является фактором инфляционным. В конце концов вспомним такой показатель, как реальный сектор экономики, он тоже не является «сторонним наблюдателем».

    Сегодня многие говорят и Михаил Владимирович Мясникович, в том числе, что при таких кредитных ресурсах реальная экономика не может развиваться, то есть тормозится и не может выпускать конкурентоспособную продукцию. При росте товарных запасов сравним стоимость кредитных ресурсов, которые декларирует Национальный банк, то есть учетную ставку. Она действительно объективно высокая, в разы или даже в десятки раз выше, чем у наших конкурентов. Но если сравнивать дебиторскую задолженность и стоимость кредитов, то это уже не производители бренда. Я имею ввиду, что если там стоимость бренда около 13% кредитных ресурсов, то задолженность нереализованной продукции порядка 40%. Получается, что если бы реальный сектор продал эту продукцию, то у него были бы свободные ресурсы.

    Сейчас перед нами стоит задача ввести разумные рамки. Я говорю не о прогнозах Правительства, многих экспертов или, например, Евразийского банка. Эти проценты достаточно высоки. Думаю, что надо выходить на уровень до 10%. Это комплексный показатель, который декларирует и экономика как наука.

    Сейчас Правительством готовятся очередные реформы. Но все-таки, с моей точки зрения, необходимо готовить и краткосрочный план в среднесрочной перспективе, чем сейчас и занимается правительство. Мне кажется, что сейчас недостаточно внимания уделяется стратегическому концептуальному развитию национальной экономики, которая выйдет на бездефицитный формат работы, который будет экспортно ориентированным. Я думаю, что это задание на дом, которое еще предстоит решить правительству.


    - С недавнего времени для Беларуси появилась возможность увеличения поставок продовольствия в Россию. Какие перспективы кроме увеличения торгового оборота появляются у нашей страны в сложившейся ситуации?

    - Есть такое понятие в экономике и международном праве – форс-мажор. В данном случае, форс-мажор носит негативный характер, но открывает перспективы.

    Как вы понимаете, форс-мажор отличается от экономических и внешнеэкономических действий своей неожиданностью. Он как неожиданно начинается, так и заканчивается. Даже сейчас мы видим некоторые заявления Премьер-министра Российской Федерации, который говорит, что Россия рассматривает возможность уменьшения санкционных списков, если будут встречные шаги. Поэтому строить политику на этом формате, я бы даже сказал на чужой беде, не разумно.

    С другой стороны грех не воспользоваться этой ситуацией, поэтому перед нашим производителем открываются определенные перспективы. Что это за перспективы и перед кем они открываются? Сразу на ум приходит экспорт продуктов питания. В прошлом году мы поставили продукции на сумму порядка 5,8 млрд. и экспорт обеспечен, хотя в планах было 6 млрд. В первое полугодие мы не выполняли эти планы, но тут вдруг произошли эти санкционные войны. Поэтому сегодня на уровне премьер-министров и президентов есть желание нарастить экспорт.

    По различным оценкам по экспорту продовольствия мы можем выйти на 6 млрд., а к следующему году порядка 7-7,5 млрд долларов. Надо понимать, что сельское хозяйство достаточно инерционный сектор экономики. Оно зависит от урожая, который надо посадить, вырастить, внести удобрение, убрать, а также зависит от животноводства. Поэтому надо искать резервы повышения производительности объемов экспорта и в данном случае такая «лазейка» существует. Это покупка сырья в западных странах, американских производителей сырьевой продукции, переработка, внесение какой-то добавочной стоимости, изменение страны происхождения. Например, покупается мясо и из него делаются консервы или покупаются яблоки, а из них делается сок, который уже принадлежит белорусским производителям. Поэтому потенциал есть и он оценивается в миллиарды долларов. Другое дело, что сегодня недостаточно говорят о других нишах, которые касаются белорусских производителей. Сегодня сельское хозяйство повсеместно механизировано, поэтому открываются перспективы и перед машиностроительным комплексом. В итоге, даже если закончится этот конфликт, инвесторов сегодня заинтересует белорусский рынок, который, благодаря нашей государственной политике, занял нишу нейтралитета, хотя мы и декларируем союзничество с Российской Федерацией

    - Недавно вице-премьер белорусского правительства Петр Прокопович заявил: «Беларусь и Россия должны перестроить свои системы финансирования и перейти на взаиморасчеты в российских рублях». Насколько реально это заявление и какие последствия для экономик двух стран будут носить подобные изменения?

    - У этой проблемы есть две стороны. Сегодня можно привести целый список антисанкционных действий, которые предложил советник Президента России Глазьев. Можно вспомнить указ Президента РФ от 5 мая о том, что правительству предоставляется право менять валюту платежа. Все это позволяет сделать вывод о том, что такая проблема сегодня существует.

    Объемы валютных операций для России – а именно эта страна сегодня доминирует на постсоветском пространстве – достаточно велики. В год это страна покупает и продает валюты примерно на 600 млрд. долларов. Это гигантская сумма. Также сюда можно добавить и энергоресурсы, так как Россия поставляет порядка 14% от всего экспорта мировых энергоресурсов.

    Объективной эта оценка будет лишь в том случае, если сравнивать ее с чем-то. Например, в мире есть система валютных платежей «Форекс». В день там торгуется от 2 до 4 триллионов. То есть, если сравнивать полтриллиона годовых и 2-4 триллиона в день, можно сказать, что потенциал России не такой уж большой. Во-вторых, следует рассматривать этот вопрос с точки зрения конвертации. Тот, кто был за границей согласится, что поменять российский рубль там достаточно трудно, практически невозможно. Вывод: у России еще не очень конвертируемая валюта.

    Второй фактор – девальвационный. Эта проблема касается и Беларуси. Возможно надо девальвировать национальную валюту. Это однозначно дает преимущество экспортеру, так как мы говорим сегодня об экспорте энергоресурсов – это основная статья пополнения бюджета РФ. Девальвационная составляющая уходит в небытие, если контрактовать экспортные поставки энергоресурсов в долларах и в евро

    В конце концов, возьмем промежуточный этап – это платежная система. Недавно в России был конфликт. Их в виде санкций отторгли от международных систем «MasterCard», «VISA». Российская банковская система была не способна отказаться от этого и в итоге нашли компромиссы. Я думаю, что это задачи на будущее, скорее всего будут какие-то промежуточные этапы, во время которых будет решаться, как можно контрактовать внешнеэкономические поставки в российских рублях, но с привязкой к плавающему курсу доллара США или к корзине валют. Возможен такой промежуточный этап как введение российского рубля в качестве платежного средства между участниками Таможенного союза. Я думаю, над этим работает в первую очередь Центральный банк РФ, а также банки Казахстана и Беларуси. Кстати, Нурсултан Назарбаев предложил название этой валюте – тенге.


    - И в завершение сделайте прогноз для белорусской экономики на второе полугодие.

    - Я думаю, прогноз будет тот, что и в первом полугодии. Скорее всего тенденции 2013 года сохранятся, то есть доминирующим, с точки зрения формирования ВВП, будет внутренний рынок. Внешний рынок надо еще завоевать особенно с учетом негативных тенденций. С точки зрения денежно-кредитной системы хрупкое равновесие сохранится и будет основываться на высоких ставках для физических и юридических лиц в банковской системе.

    Думаю, что понижения стоимости кредитных ресурсов тоже не произойдет. Сегодня вклады физических лиц в банковскую систему оцениваются порядка 13 млрд долларов США. По нашему законодательству государство несет полную субсидиарную ответственность за эти вклады. А так называемая подушка безопасности составляет около 6,3 млрд долларов. Видно, что этого недостаточно, с точки зрения недопущения оттоков, которые возможны в случае проведения Национальным банком либеральной политики для создания комфортных условий для реального сектора экономики. Я думаю, этот процесс будет долгосрочным.

    Эти тренды и прогнозы следует совмещать с особенностями 2015 года. 2015 год – это предвыборный год. Я думаю, что социальных потрясений не может быть, поэтому надо расслабиться и жить в тех условия, которые есть. Но это не значит, что через месяц или три будут какие-то потрясения. Я достаточно широко рассматриваю наш потенциал. Это не только объем золотовалютного запаса, это и потенциал административного ресурса и управления экономикой. Он достаточно высокий у белорусского руководства. Я думаю, что эта стабильность с высокой вероятностью сохранится и в этом и в следующем году, тем более что у нас есть партнерские отношения с Россией.Георгий Васильевич, спасибо Вам за содержательные ответы. На этом мы заканчиваем наш видео брифинг. До свидания!